Статья 'Уголовно-процессуальное понятие невиновности' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Уголовно-процессуальное понятие невиновности

Пантелеева Елена Вячеславовна

аспирант кафедры уголовного процесса Саратовской государственной юридической академии

410028, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Мичурина, 85

Panteleeva Elena Vyacheslavovna

Postgraduate student, the department of Criminal Procedure, Saratov State Law Academy

410028, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Michurina, 85

E.Panteleeva-mail@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.10.36769

Дата направления статьи в редакцию:

31-10-2021


Дата публикации:

07-11-2021


Аннотация: Понятие «невиновность» является важной категорией уголовного судопроизводства, поскольку, как и «виновность», представляет собой основной вопрос, разрешаемый в ходе производства по уголовному делу. Вместе с тем данный термин остается недостаточно разработанным в теории и законодательстве. В статье рассматриваются значения, в которых понятие «невиновность» употребляется в тексте действующего уголовно-процессуального закона. С помощью анализа норм УПК РФ, определяющих предмет доказывания, регулирующих вопросы вынесения вердикта присяжными заседателями, постановления приговора суда, а также правовых предписаний УК РФ, выявляется ряд проблем, связанных с нормативным пониманием невиновности. В результате проведенного сравнительного исследования ст. ст. 73, 299, 339, 302 УПК РФ найдены противоречия в объеме используемых в них понятий виновности и невиновности. Разграничено фактическое и юридическое понимание невиновности, обоснована необходимость существования особого вида – презюмирующей невиновности. Аргументирована возможность признания подсудимого невиновным оправдательным вердиктом присяжных заседателей. В целях совершенствования правовой определенности дана авторская дефиниция понятию невиновности. Сделан вывод о том, что проблемы, связанные с нормативным пониманием невиновности, вызывают трудности в правоприменении, а их разрешение способно повлиять на правильность установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, и точность формулировок суда в итоговом решении по делу.


Ключевые слова:

виновность, невиновность, оправдание, основания оправдания, предмет доказывания, презумпция невиновности, приговор, постановление приговора, правосудие, вина

Abstract: The concept of “innocence” is an important category of criminal proceedings; alongside the concept of “guilt”, it is the central question resolved in the course of proceedings in criminal cases. However, this term remains poorly studied in theory and legislation. The article examines the instances, in which the concept of “innocence” is used in the text of the current criminal procedure law. Analysis of the norms of the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation that establish the circumstance in proof, regulate the questions of rendering verdict by jurors and court sentence, as well as prescriptions of the Criminal Code of the Russian Federation, reveals a number of issues related to the normative theory of innocence. The comparative study conducted on the Articles 73, 299, 339, 302 of the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation allows detecting contradictions in the scope of the concepts of guilt and innocence used therein. The author distinguishes between the factual and legal understanding of innocence, as well as substantiates the need for the existence of its specific type – presuming innocence. The arguments are advanced for the possibility of declaring the defendant not guilty based on the acquittal of the jury. For enhancing legal certainty, the author offers the original concept of innocence. The conclusion is made that the issues associated with the normative theory of innocence cause difficulties in law enforcement, and their resolution may affect the accuracy of establishing circumstances in proof, as well as the final court decision.


Keywords:

guilt, innocence, acquitting, grounds of justification, subject of proof, presumption of innocence, sentence, sentencing, justice, blame

В соответствии с ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдание по любому из указанных в данной норме оснований означает признание подсудимого невиновным и влечет его реабилитацию. Это дает право считать, что невиновность выступает последствием вынесения оправдательного приговора. Вместе с тем, согласно ч. 1 ст. 14 УПК РФ, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Таким образом, невиновность – это качество, свойство, присущее любому обвиняемому до тех пор, пока суд своим приговором, вынесенным по итогам рассмотрения дела по существу, не констатирует факт его виновности.

Анализ данных законодательных положений позволяет сделать вывод о том, что категория «невиновность» является конструирующим звеном для положений, посвященных оправдательному приговору, и принципа презумпции невиновности. Исходя из норм п. п. 5, 28 ст. 5 УПК РФ, как и понятие «виновность», она представляет собой основной вопрос, разрешаемый при производстве по уголовному делу. Вместе с тем ее понятие сегодня остается недостаточно разработанным в законодательстве и дискуссионным в теории уголовного процесса.

Трудности восприятия уголовно-процессуальной категории «невиновность» связаны с неоднозначностью в понимании противоположного ей термина «виновность», используемого в тексте УПК РФ. Вопрос о том, как последнее понятие соотносится с уголовно-правовой категорией «вина», на протяжении многих лет остается дискуссионным.

Статья 24 УК РФ устанавливает, что виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. То есть уголовный закон связывает данное понятие с формами вины. Аналогично дается определение невиновному причинению вреда, основанному на убеждениях об осознанности общественной опасности действий (бездействия) совершившего деяние, предвидении возможности наступления общественно опасных последствий (ст. 28 УК РФ). Закон (ч. 2 ст. 5 УК РФ) устанавливает, что уголовная ответственность за причинение вреда без вины, не допускается.

Тем самым в уголовно-правовом значении «виновность», как отношение лица к совершенному деянию и его последствиям, выступает в качестве психологического элемента преступления [1, с. 6]. Неслучайно, сравнивая понимание вины и невиновности в публичном и частном праве, А. М. Хужин отмечает, что публичное право использует формулу определения вины, основанную «на психическом отношении субъекта к противоправному деянию и его последствиям», требует «проникнуть во внутреннюю, глубинную сферу человека для того, чтобы понять его «суть в отношении» к охраняемому публичным законом общественному правопорядку…» [2, с. 24]. В ряде норм уголовно-процессуального закона, например, посвященных предмету доказывания (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ) и показаниям обвиняемого (ч. 2 ст. 77 УПК РФ), виновность также имеет выраженную связь с виной, как элементом состава преступления.

Однако наряду с узким пониманием виновности и невиновности и УПК РФ, и УК РФ используют названные понятия в более широком значении. Согласно ст. 14 УК РФ, виновность является одним из признаков преступления. В пунктах 5, 28 ст. 5, ч. 2 ст. 6, ч. 2 ст. 8, ч. ч. 1, 3 ст. 14, п. 1 ч. 1 ст. 29, ст. 90, ч. ч. 1, 3 ст. 237, ч. 4 ст. 302 УПК РФ и ст. ст. 48, 60, 65, 299 УК РФ исследуемые понятия указывают не только на необходимость наличия субъективной стороны состава преступления, но и на причастность лица к общественно опасному посягательству, на нарушение его поведением охраняемых государством интересов, на причинно-следственную связь между действиями (бездействием) и нанесенным вредом. В этой связи видится верным мнение И. Я. Фойницкого о том, что «сводя к одному знаменателю подлежащее установлению на суде уголовном, закон формулирует его как вопрос о виновности, в свою очередь распадающийся на вопросы, произошло ли преступное событие, было ли оно деянием подсудимого, должно ли быть вменено ему в вину» [3, с. 265]. Неслучайно М. А. Дрягин к признакам невиновного поведения относит деликтоспособность, противоправность, вредность, причинную связь между актом поведения и причинением вреда, отсутствие вины [4, с. 27].

Сегодня оба анализируемых значения используются и в уголовном, и в уголовно-процессуальном законе, но, как представляется, категории «виновность» и «невиновность» в их широком понимании все же сформировались, исходя из потребностей уголовного судопроизводства, нуждающегося в емком термине, обозначающем факт установленности либо неустановленности совершения обвиняемым запрещенного уголовном законом деяния. Как отмечается в специальной литературе, «в теории уголовного процесса, в отличие от теории материального права, понятие «виновность», являясь своеобразным объектом познания по уголовному делу, предполагает, прежде всего, доказанность совершения данным лицом конкретного преступления» [5].

Исходя из положений ст. 339 УПК РФ, установление виновности предполагает положительные ответы на вопросы о том, доказано ли, что деяние имело место, что его совершил подсудимый, виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. Сходным образом следующее из ч. 2 ст. 302 УПК РФ понятие невиновности означает неустановленность события преступления, непричастность подсудимого к совершению преступления, отсутствие в деянии подсудимого состава преступления.

Тесная взаимосвязь, взаимопроникновение понятий вины и виновности в уголовном и уголовно-процессуальном законе и, в то же время, отсутствие унифицированного значения, в котором они должны употребляться, привели к разночтениям этих понятий в различных нормах УПК РФ. Так, при постановлении приговора суд, в соответствии со ст. 299 УПК РФ, должен дать ответы на следующие основные вопросы: доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; доказано ли, что деяние совершил подсудимый; является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК РФ оно предусмотрено; виновен ли подсудимый в совершении этого преступления. При этом отрицательный ответ на любой из первых трех вопросов означает постановление оправдательного приговора. Отсутствие виновности подсудимого оказывается за рамками предусмотренных в ч. 2 ст. 302 УПК РФ оснований вынесения оправдательного приговора.

Таким образом, ст. 299 УПК РФ, казалось бы, указывает на самостоятельное значение установления виновности, наряду с установлением события преступления, причастности подсудимого к нему и состава преступления. Часть же 3 ст. 302 УПК РФ, наоборот, не рассматривает это понятие изолированно, включая в его содержание установленность всех перечисленных выше обстоятельств.

В ст. 339 УПК РФ, регламентирующей содержание вопросного листа, виновность фигурирует в качестве отдельного пункта, наряду с доказанностью наличия деяния и совершения его подсудимым. В данной норме закона понятие «виновность», скорее, носит оттенок «оценки социальной вредности инкриминируемого деяния, его соответствия представлениям о нравственности и морали в обществе» [6, с. 39]. Поскольку присяжные не правомочны высказываться относительно юридической квалификации содеянного, вопрос, виновен ли подсудимый в совершении деяния, отчасти заменяет собой выражение позиции представителей народа насчет наличия отдельных элементов состава преступления. Согласно их «бытовым» представлениям, данный вопрос предполагает не только анализ того, имела ли место вина подсудимого, но и были ли его действия противоправными, совершено ли посягательство на охраняемые общественные блага, вредны ли возникшие последствия, наступили ли они от его действий (бездействия). При этом в соответствии с идеей, отраженной в ч. 2 ст. 339 УПК РФ, именно соединение всех трех названных в ч. 1 той же статьи вопросов образуют вопрос о виновности.

В ст. 73 УПК РФ, посвященной предмету доказывания, отсутствует указание на необходимость установления таких обстоятельств, как причастность лица к общественно опасному деянию и наличие в его действиях состава преступления. Если исключение второго обстоятельства можно объяснить тем, что, в сущности, оно характеризует не фактическую сторону совершенного деяния, а представляет собой лишь его юридическую оценку, то выведение из предмета доказывания первого обстоятельства вряд ли поддается логическому объяснению. В этой связи термин «виновность», использованный в п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, с одной стороны, предстает в качестве психологического аспекта преступления, а словосочетание «форма его вины, мотивы» воспринимаются как уточняющие категории. С другой стороны, понятие «виновность» в данной норме уголовно-процессуального закона выглядит как самостоятельное обстоятельство, подтверждающее совершение преступления обвиняемым, т.е. фактически указывающее на причастность лица к преступлению.

Соответствующей замыслу законодателя о разведении всех обстоятельств, подлежащих исследованию в деле в ст. 73 УПК РФ, видится позиция Конституционного Суда РФ, который, анализируя право потерпевшего самостоятельно осуществлять уголовное преследование, пишет о том, что доказывать следует факт совершения преступления и виновность в нем конкретного лица [7, 8].

Сравнительный анализ статей УПК РФ относительно понятий «виновность» и «невиновность»

Статья

УПК РФ

Используемое значение

ст. 73

«виновность» имеет самостоятельное значение, иное, нежели «событие преступления», возможно включает в себя «причастность лица к преступлению»

ст. 299

«виновность» имеет самостоятельное значение, иное, нежели «событие преступления», «причастность лица к преступлению», «состав преступления»

ст. 302

«невиновность» имеет объединяющие значение, включающее «неустановленость события преступления», «непричастность подсудимого к совершению преступления», «отсутствие в деянии подсудимого состава преступления», «вынесение оправдательного вердикта присяжных заседателей»

ст. 339

«виновность», с одной стороны, имеет самостоятельное значение, иное, нежели «событие преступления», «причастность лица к преступлению», с другой – объединяющее значение, вбирающее в себя «событие преступления», «причастность лица к преступлению» и «виновность подсудимого в преступлении»

Таким образом, в настоящее время понятие виновности и связанное с ним понятие невиновности в уголовно-процессуальном законе не употребляется в единообразном смысловом значении (см. табл.), что отрицательно влияет на правильность определения обстоятельств предмета доказывания и точность выводов, формулируемых в итоговом решении суда.

Следует обратить внимание и на несогласованность ч. 3 ст. 302 и ч. 1 ст. 14 УПК РФ в том плане, что в первом случае невиновность воспринимается как следствие оправдания, в другом – как признак, свойственный каждому обвиняемому вплоть до вступления обвинительного приговора в законную силу. Отметим, что невиновность не является лишь номинальным понятием. Представляя собой, прежде всего, факт действительности, если обвиняемый преступления не совершал, она существует независимо от времени формирования вывода о ней суда. Так возникает понимание фактической невиновности, которая служит основанием оправдания. Одновременно с этим признание подсудимого невиновным выступает последствием принятия судом соответствующего решения. С этого момента с преследуемого лица снимаются все обвинения по данному уголовному делу, ему обеспечивается право на реабилитацию. В описанном случае имеет место юридическая невиновность как юридический факт признания добропорядочности гражданина. При таком двойственном понимании закономерно возникает вопрос: какая же невиновность имеется в виду в ст. 14 УПК РФ?

В литературе высказывается мнение о том, что конструкция действующей сегодня презумпции невиновности не отражает реального положения вещей, поскольку фактическая невиновность граждан чаще не находит подтверждения в суде [9, с. 18-19]; [10, с. 58-59]. Так как в ст. 14 УПК РФ идет речь о предположении, которое может быть опровергнуто в результате рассмотрения уголовного дела, понятие невиновности здесь используется не в качестве существующей данности и, конечно, состоявшегося юридического факта. Вместе с тем, именно формулировка, отталкивающаяся от невиновности, исключает «вероятно виновное» положение обвиняемого, которое могло иметь место в случае установления, что «обвиняемый не считается виновным» [10, с. 58]. Следовательно, ст. 14 УПК РФ говорит о презюмирующей невиновности, искусственно предусмотренной законом для целей ограждения невиновных лиц от неосновательного обвинения, осуждения и обеспечения непредвзятого, уважительного отношения к обвиняемым вплоть до окончания судопроизводства.

Интересным представляется и вопрос о том, констатируется ли невиновность подсудимого оправдательным вердиктом коллегии присяжных заседателей. Суть проблемы заключена в том, что, исходя из основных понятий, используемых в УПК РФ, и приговор, и вердикт являются решениями о виновности или невиновности подсудимого. Как было отмечено выше, согласно ст. 339 УПК РФ, присяжные обязаны разрешать вопросы, определяющие виновность представшего перед судом лица. Они вправе утвердительно или отрицательно отвечать на них, принимая, соответственно оправдательный или обвинительный вердикт (ст. 343 УПК РФ). При этом признание подсудимого невиновным в соответствии с положениями ч. 3 ст. 302 УПК РФ возникает в результате вынесения судом оправдательного приговора при наличии оправдательного вердикта присяжных заседателей. С точки зрения указанной нормы, невиновность констатируется не присяжными в момент подписания вопросного листа с отрицательным ответом хотя бы на один основной вопрос, предусмотренный в ч. 1 ст. 339 УПК РФ, а лишь после постановления председательствующим судьей соответствующего приговора. Такое регулирование обосновано тем, что вердикт присяжных не является автономным решением, поскольку разрешает лишь часть вопросов, подлежащих включению в итоговый акт по делу, и всегда сопровождается приговором профессионального суда.

Вместе с тем представляется правильным считать оба решения актами, устанавливающими невиновность подсудимого, поскольку неслучайно, в соответствии с ч. 1 ст. 348 УПК РФ, оправдательный вердикт, в отличие от обвинительного, обязательно влечет за собой постановление оправдательного приговора.

Таким образом, не только само понятия невиновности, но и правовое регулирование отдельных вопросов, связанных с ним, порождает некоторые неопределенности или противоречия. Трудности в понимании названной категории приводят к проблемам в правоприменении: будучи неуверенным в том, что закон понимает под виновностью в п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, невозможно представить, какое обстоятельство следует подтвердить доказательствами; не зная, что имеется в виду в п. 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, легко усомниться в том, можно ли дать разные ответы на приведенные в данной норме вопросы о том, является ли деяние преступлением и виновен ли в нем подсудимый. Вместе с тем четкое представление о невиновности играет важную роль в уголовном процессе, а ее защита, по справедливому наблюдению Ш. Монтескье, «способна оградить свободу граждан» [11, с. 105]. Или, как отмечает Е. Б. Мазулина, «…правосудие или право обвиняемого на суд, презюмирующий его невиновность, является основанием уголовного процесса как действительности права» [12, с. 8].

Для внесения определенности в уголовно-процессуальное понимание невиновности, полагаем возможным сформулировать следующее ее определение: невиновность – положение, характеризующее обвиняемого как лицо, подвергнутое уголовному преследованию при отсутствии, либо события преступления, либо причастности обвиняемого к совершению преступления, либо состава преступления в его деянии. Такое понимание демонстрирует значение невиновности как состояния, характеризующего обвиняемого до окончания рассмотрения дела, как предпосылки и последствия оправдания, а также отражает основания, которые влекут вынесение оправдательного решения.

Библиография
[1. Пастухов М. И. Оправдание подсудимого. Минск: Университетское, 1985. 111 с. ]
[2. Хужин А. М. Невиновное поведение в праве (общетеоретический аспект): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2013. 54 с. ]
[3. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства // Сочинения: в 2 т. 2-е изд., пересмотр. СПб.: тип. М. Стасюлевича, 1899. Т. 2. [2], 608 с. ]
[4. Дрягин М. А. Презумпция невиновности в российском уголовном судопроизводстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2004. 24 с. ]
[5. Мишин В. В. Дискуссионные вопросы применения судебного штрафа // Российский судья. 2021. № 7. С. 55-59. Доступ из Справ. правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 21.09.2021). ]
[6. Дудко Н. А., Каменев А.С. К вопросу об оправдательном вердикте присяжных заседателей // Известия Алтайского государственного университета. 2015. № 2 (86). С. 39-42. ]
[7. Постановление Конституционного Суда РФ от 13 апреля 2021 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности статьи 22, пункта 2 части первой статьи 24, части второй статьи 27, части третьей статьи 246, части третьей статьи 249, пункта 2 статьи 254, статьи 256 и части четвертой статьи 321 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.И. Тихомоловой» // СЗ РФ. 2021. № 17. Ст. 3044. ]
[8. Определение Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2019 г. № 3272-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Москалева Михаила Васильевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьей 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. № 1. 2020. ]
[9. Крымов А. А. Правовые презумпции в уголовном процессе: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999. 28 с. ]
[10. Мотовиловкер Я. О. О презумпции невиновности и признании лица виновным не иначе как по приговору суда // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1981. С. 57-61. ]
[11. Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве / под ред. В. А. Познанского. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1987. 179 c. ]
[12. Мизулина Е. Б. Уголовный процесс: концепция самоограничения государства: автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1993. 32 с. ]
References
[1. Pastukhov M. I. Opravdanie podsudimogo. Minsk: Universitetskoe, 1985. 111 s. ]
[2. Khuzhin A. M. Nevinovnoe povedenie v prave (obshcheteoreticheskii aspekt): avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. N. Novgorod, 2013. 54 s. ]
[3. Foinitskii I. Ya. Kurs ugolovnogo sudoproizvodstva // Sochineniya: v 2 t. 2-e izd., peresmotr. SPb.: tip. M. Stasyulevicha, 1899. T. 2. [2], 608 s. ]
[4. Dryagin M. A. Prezumptsiya nevinovnosti v rossiiskom ugolovnom sudoproizvodstve: avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. Irkutsk, 2004. 24 s. ]
[5. Mishin V. V. Diskussionnye voprosy primeneniya sudebnogo shtrafa // Rossiiskii sud'ya. 2021. № 7. S. 55-59. Dostup iz Sprav. pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus» (data obrashcheniya: 21.09.2021). ]
[6. Dudko N. A., Kamenev A.S. K voprosu ob opravdatel'nom verdikte prisyazhnykh zasedatelei // Izvestiya Altaiskogo gosudarstvennogo universiteta. 2015. № 2 (86). S. 39-42. ]
[7. Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 13 aprelya 2021 g. № 13-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti stat'i 22, punkta 2 chasti pervoi stat'i 24, chasti vtoroi stat'i 27, chasti tret'ei stat'i 246, chasti tret'ei stat'i 249, punkta 2 stat'i 254, stat'i 256 i chasti chetvertoi stat'i 321 Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhaloboi grazhdanki A.I. Tikhomolovoi» // SZ RF. 2021. № 17. St. 3044. ]
[8. Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 5 dekabrya 2019 g. № 3272-O «Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu zhaloby grazhdanina Moskaleva Mikhaila Vasil'evicha na narushenie ego konstitutsionnykh prav chast'yu pervoi stat'i 128.1 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i stat'ei 318 Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii» // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. № 1. 2020. ]
[9. Krymov A. A. Pravovye prezumptsii v ugolovnom protsesse: avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. M., 1999. 28 s. ]
[10. Motovilovker Ya. O. O prezumptsii nevinovnosti i priznanii litsa vinovnym ne inache kak po prigovoru suda // Problemy pravovogo statusa lichnosti v ugolovnom protsesse. Saratov: Izd-vo Sarat. un-ta, 1981. S. 57-61. ]
[11. Kornukov V. M. Konstitutsionnye osnovy polozheniya lichnosti v ugolovnom sudoproizvodstve / pod red. V. A. Poznanskogo. Saratov: Izd-vo Sarat. un-ta, 1987. 179 c. ]
[12. Mizulina E. B. Ugolovnyi protsess: kontseptsiya samoogranicheniya gosudarstva: avtoref. dis. ... dokt. yurid. nauk. M., 1993. 32 s. ]

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Уголовно-процессуальное понятие невиновности».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам уголовно-процессуального понятия невиновности. Автором рассмотрены сущностные признаки данной категории уголовно-процессуального права, сформулирована оригинальная дефиниция. В качестве предмета исследования выступили нормы законодательства, а также мнения ученых.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов вопроса о сущности понятия невиновность в уголовно-процессуальном праве. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из норм действующего законодательства.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм УПК РФ). Например, следующий вывод автора: «ст. 299 УПК РФ, казалось бы, указывает на самостоятельное значение установления виновности, наряду с установлением события преступления, причастности подсудимого к нему и состава преступления. Часть же 3 ст. 302 УПК РФ, наоборот, не рассматривает это понятие изолированно, включая в его содержание установленность всех перечисленных выше обстоятельств».
Следует положительно оценить возможности эмпирического метода исследования, связанного с изучением материалов судебной практики Конституционного Суда РФ (автором делаются выводы на основе Постановление Конституционного Суда РФ от 13 апреля 2021 г. № 13-П, Определение Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2019 г. № 3272-О). Таким образом, исследуется понятие невиновности, исходя из конституционно-правового смысла, придаваемого практике и теории Конституционным Судом РФ.
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема понятия невиновности является сложной и неоднозначной. Автор прав в том, что имеются различные точки зрения и подходы в науке к тому, какие сущностные признаки имеет категория «невиновность» в уголовно-процессуальном праве. Кроме того, имеются противоречия между различными нормами УПК РФ. Не следует забывать, что есть некоторые коллизии в связи с применением УК РФ и УПК РФ, что также создает неоднозначное понимание понятия «невиновность». С практической стороны следует признать, что правильное понимание категории «невиновность» способно в полной мере реализовать права граждан, прежде всего, граждан, незаконно подвергшихся осуждению.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«Для внесения определенности в уголовно-процессуальное понимание невиновности, полагаем возможным сформулировать следующее ее определение: невиновность – положение, характеризующее обвиняемого как лицо, подвергнутое уголовному преследованию при отсутствии, либо события преступления, либо причастности обвиняемого к совершению преступления, либо состава преступления в его деянии. Такое понимание демонстрирует значение невиновности как состояния, характеризующего обвиняемого до окончания рассмотрения дела, как предпосылки и последствия оправдания, а также отражает основания, которые влекут вынесение оправдательного решения».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены идеи по системному толкованию норм действующего законодательства. В частности,
«Следует обратить внимание и на несогласованность ч. 3 ст. 302 и ч. 1 ст. 14 УПК РФ в том плане, что в первом случае невиновность воспринимается как следствие оправдания, в другом – как признак, свойственный каждому обвиняемому вплоть до вступления обвинительного приговора в законную силу. Отметим, что невиновность не является лишь номинальным понятием. Представляя собой, прежде всего, факт действительности, если обвиняемый преступления не совершал, она существует независимо от времени формирования вывода о ней суда. Так возникает понимание фактической невиновности, которая служит основанием оправдания. Одновременно с этим признание подсудимого невиновным выступает последствием принятия судом соответствующего решения. С этого момента с преследуемого лица снимаются все обвинения по данному уголовному делу, ему обеспечивается право на реабилитацию. В описанном случае имеет место юридическая невиновность как юридический факт признания добропорядочности гражданина. При таком двойственном понимании закономерно возникает вопрос: какая же невиновность имеется в виду в ст. 14 УПК РФ?»
Приведенный вывод может быть актуален и полезен для правотворческой деятельности в целях исправления выявленных автором дефектов законодательного регулирования.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с определением сущности юридической категории «невиновность».
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России (Пастухов М. И., Хужин А. М., Фойницкий И. Я., Дрягин М. А., Мишин В. В., Дудко Н. А., Каменев А.С. и другие). Хотело бы отметить использование автором большого количества материалов практики Конституционного Суда РФ, что позволило придать исследованию правоприменительную направленность.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к проблеме установления признаков и дефиниции категории «невиновность в уголовно-процессуальном праве».

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.