Статья 'Проблема развития религиозного экстремизма в государствах СНГ в условиях глобализации' - журнал 'Вопросы безопасности' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

MAIN PAGE > Back to contents
Security Issues
Reference:

The problem of religious extremism in the CIS member-states in the context of globalization

Lebedeva Ekaterina Viktorovna

Postgraduate at Nizhny Novgorod State University, Department of History and Theory of International Relations 

603033, Russia, Nizhny Novgorod, ul. Gorokhovetskaya, 16 A

klv_winter@mail.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2409-7543.2016.1.17664

Received:

20-01-2016


Published:

31-03-2016


Abstract: The issues of safety provision in the societies experiencing economic, social, and political reforms are still urgent nowadays. The research object of the article is extremism dynamics in the transitional societies under the conditions of globalization. The research subject includes the factors leading to extremism development. The task of the study is to detect the factors stimulating the increase of extremism and transforming its mechanisms. For this purpose the author defines the risk factors in the transitional societies and analyzes the reasons promoting extremism development under such conditions. The research methodology is based on the system approach and the comparative-historical method which allow considering the problem of religious extremism development in the CIS member-states as a set of interrelated and interdependent elements in the historical retrospective. The results of the study allow the author to conclude about the peculiarities of development of extremism in the transitional societies experiencing socio-political and economic transformations; about the impact of global processes on the evolution of extremism mechanisms; about the factors which, in terms of the lack of an adequate policy and control, can lead to the increase of threats to the national security. 


Keywords:

CIS, extremism, fundamentalism, security, threats, social destabilization, globalization, political crisis, economic crisis, Eurasia

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Социально-политические и экономические трансформации в мире рубежа XX – XXI вв. сформировали предпосылки для увеличения финансовых и информационных трансграничных потоков, неподвластных государственному регулированию и контролю; способствовали «размыванию» границ между поли­тическими, экономическими, информационными и иными процессами как внутри, так и за пределами государств; ос­лабление традиционных функций и подготовило почву для эрозии государственного суверенитета, в т.ч. в сфере без­опасности и защиты населения. Как показала история, результаты перечисленных глобальных процессов и последующих трансформаций международных политических, общественных и экономических отношений имеют двойственный характер. В системе международных отношений произошли процессы, которые кардинальным образом изменили тренд социально-политических и экономических предпосылок, сложившихся де-факто к тому времени. В данном случае имеется ввиду процесс распада крупнейшей мировой державы – СССР, с одной стороны, и многоуровневые процессы глобализация – с другой.

Распад СССР и последующая дезинтеграция социалистической экономической системы в государствах Евразии стали одними из главных причин кризиса, охватившего все региональные системы. Новые независимые государства обладали основными характеристиками переходного периода. Снижение уровня жизни, падение уровня производства, изменение социально-классовой структуры общества, политическая несостоятельность элиты, несоответствие официального законодательства действующим отношениям стали реалиями государств СНГ первого постсоветского десятилетия. Как отмечают исследователи, наложение и взаимоусиление проблем и противоречий, порожденных «эффектом одновременности» процессов модернизации, нациестроительства и глобализации, превращают большинство стран мира … в экономических и политических аутсайдеров [1]. Кризис привел к тому, что большинство из них оказалось не в состоянии взять на себя в полном объеме все присущие государству функции, особенно в сфере безопасности.

Глубокие изменения в культурной жизни, когда общество находилось перед выбором новой модели поведения, привели к утрате «социального иммунитета», т.е. сформировали готовность общественного сознания к политическому зомбированию и восприятию новых идей [2]. В это время национальный, этнический, религиозный, культурно-идеологический и социально-политический факторы стали нести в себе огромный деструктивный потенциал, риск проявления которого был велик именно в переходный период.

В условиях многополярной мировой системы, масштаба и скорости происходящих процессов, государства были вынуждены приспосабливаться к новым изменениям. Стабильные и благополучные общества успевали своевременно реагировать на вызовы нового миропорядка, адаптировать возможности глобальных тенденций к собственной специфике, тем самым снижая негативные последствия трансформаций для общества и государства. В свою очередь, общества переходного периода, которые находились в стадии реформирования ключевых государственных систем и общественно-политических отношений, вследствие неустойчивой внутриполитической ситуации не имели возможность эффективно отвечать на новые вызовы и угрозы.

В это время популярность приобретают взгляды фундаменталистов, отличающихся безоговорочной приверженностью каким-либо идеям, ценностям, чаще именно религиозным, и сопровождающиеся нетерпимостью по отношению к «инакомыслящим» и возможностью применения насилия для достижения целей. Поскольку правительство оказалось неспособным представить обществу комплексный взгляд на происходящее и алгоритм действий в новых условиях, на политической сцене появлялись различные движения и организации, готовые к психологическому «захвату» части недовольного или дезориентированного населения. Ценности и взгляды фундаменталистов преподносились в качестве психологической «замены».

Если ранее акты религиозной агрессии не использовались в качестве основного орудия в достижении политических целей, то благодаря развитию и охвату СМИ большей части населения в мире, а также в условиях финансово-экономической нестабильности и политического кризиса фундаментализм, тесно связанный с терроризмом и иными видами международной преступной деятельности, прогрессировал. По мнению С.Л. Удовик, «причины распространения фундаментализма лежат в ускоренной модернизации стран третьего мира, в росте социальной несправедливости, неравенстве в доходах, ухудшении качества жизни и изменении среды обитания. Чувство беззащитности перед неподконтрольными процессами вызывает озлобление……., фундаментализм – это симптом глобальной болезни мирового сообщества» [3].

В свою очередь, религиозный экстремизм как вариант крайне утрированного или извращенного толкования религиозных ценностей, остро проявился в государствах СНГ в переходный период. Фундаментализм и экстремизм имеют прямую взаимосвязь: часто идеологическими корнями религиозного экстремизма является именно фундаментализм. Политический экстремизм привержен к крайностям в политике, проявляется в отрицании существующих политических норм, ценностей, основополагающих принципов организации политической системы. Транснациональный характер в 1990-е гг. приобрело стремление к подрыву политической стабильности и низвержению существующей власти, приняв новые масштабы как внутри, так и за пределами государств.

Поскольку в многонациональном и поликонфессиональном государстве интегрирующим основанием является национальная идея, ее разрушение порождает состояние хаоса, обостряет отношения различных социальных, этнических, религиозных групп, становится одной из причин активизации терроризма [4]. Политическая дезинтеграция, утрата национальной идеи, самоидентификации в государственном масштабе способствовали укреплению позиций крайних религиозных течений, популяризации экстремистских идей в качестве способа разрешения существующего кризиса и выхода из социального, экономического и ценностно-духовного тупика.

С конца 1990-х гг. в государствах СНГ прослеживается снижение доверия граждан к национальной элите. Отдаление политической элиты от потребностей граждан, концентрация правящих кругов на собственных нуждах привели к отторжению населением официального курса и поиску иных – «народных», опирающихся на национальные или религиозные идеи, лидеров, которыми, к сожалению, часто становились выходцы из криминальной среды, готовые использовать крайние методы борьбы с официальной властью. Коррупция национальной элиты стран полупериферии, противоречия между демократическими институциональными принципами и реальной практикой в итоге напрямую влияет на рост недоверия между властью и населением, ведет к усилению экстремистских настроений и структур.

Таким образом, политическая несостоятельность, утрата национальной идеи, коррупция государственного аппарата, культурные противоречия, экономическая несостоятельность, вследствие глубоких экономических и политических трансформаций присущих обществу, в итоге становятся причинами развития негативных явлений в сфере общественно-политических отношений. В свою очередь, на фоне указанных негативных процессов в многонациональном государстве культурный, национальный, этнический и, в большей степени, религиозный факторы являются факторами риска.

Изучая корреляцию экстремизма с процессами глобализации и постсоциалистической дезинтеграции, стоит отметить усовершенствование методов и увеличение масштабов деятельности, принципов организации преступных структур, которые произошли на почве указанных выше причин. В целом, исследователи отмечают следующие изменения.

Первое: на смену традиционному иерархическому типу пришел сетевой принцип организации экстремистских структур, создающийся в условиях развитых коммуникаций. Подобное разделение не является абсолютным, во многих организациях присутствует смешанный тип, который органически складывается в местных условиях.

Второе: стали активно использоваться современные информационно-коммуникационные технологий, в т.ч. сеть Интернет (вербовка через Интернет, социальные сети, коммуникации между членами группировок, продажа оружия и т.д.).

Третье: в разы повысился риск использования преступными группировками оружия массового уничтожения (ядерного, химического, бактериологического).

Четвертое: современная международная преступность ставит задачи глобального уровня. В условиях менее развитых коммуникаций цели были ограничены региональным уровнем. В современном мире, имея возможность взаимодействовать, находясь в разных регионах земного шара, преступные лидеры ставят задачи более высокого уровня.

Пятое: возникла угроза кибертерроризма – действий по дезорганизации автоматизированных информационных и технических систем, создающих опасность гибели людей; подрыв функционирования общественно значимых систем, нарушения работы государственных информационных ресурсов.

Анализ корреляции процессов глобализации с деструктивными процессами постсоветского периода конца 1990-х – начала 2000-х гг., позволил сделать следующие выводы.

Во-первых, социальная дезинтеграция, экономическая стагнация, политический кризис привели к резкому снижению уровня доверия населения к власти, утрате национальной идеи, что способствовало возникновению новых проблем безопасности в региональных государствах, появлению или обострению экстремизма.

Во-вторых, возможности, которые представила миру глобализация, способствовали эволюции методов и механизмов действия преступных структур, которые также стали использовать глобальные ресурсы и новейшие информационные технологии.

В-третьих, экономическая и политическая нестабильность переходного периода «обнажили» множество факторов риска, спровоцировали национальный, религиозный, этнический факторы. По сути, они сыграли роль индикаторов, на которых проявилась «ахиллесова» пята государств.

В результате исследования автор пришел к выводу, что после распада СССР новые независимые государства были крайне уязвимы и подвержены деструктивным процессам. В сложившихся условиях население стало легкой «добычей» для криминальных структур, к тому же неустойчивость государственной власти предоставила возможность оппозиции использовать неправомерные методы борьбы. Экономико-политический кризис и масштабная дестабилизация общественной жизни привели к провокации национального и религиозного факторов, что нашло выражение в усилении экстремистских идей.

Глобализация не является единым процессом – это набор взаимосвязанных друг с другом процессов – экономических, политических культурных, информационных, которые развиваются асинхронно и продвигают мир к совершенно новым взаимосвязям и взаимозависимостям. Нестабильные и неблагополучные общества, включаясь в процессы глобализации, стали примером полярности процессов глобализации, равно как и собственной уязвимости на фоне происходящих событий.

Специфика развития государств СНГ в 1990-е гг. заключалась в наложении процессов глобализации на риски нестабильного политического, экономического и социального положения. Эскалации проблем безопасности способствовали масштабные и неконтролируемые глобальные процессы, происходящие одновременно с социалистической дезинтеграцией в Евразии. Произошло взаимоусиление негативных тенденций обоих явлений – глобализации и системной трансформации обществ, спровоцировав возникновение новых и трансформации существующих угроз безопасности. В результате ускорилось распространение экстремизма, изменились механизмы его действия и принципы организации.

Таким образом, в многонациональном государстве является недопустимым ситуация кризиса в идеологической, политической и экономической сферах, поскольку в ином случае велик риск социальной дестабилизации и возникновения «из ниоткуда» криминальных групп, преступных лидеров и разрастания структур, вовлекающих население в экстремистские группировки, призывающих к возрождению фундаменталистских ценностей.

Позитивная составляющая глобализации способствует более результативному сотрудничеству в борьбе с угрозами. Деструктивная, в свою очередь, требует разработки эффективных мер, пресекающих нетрадиционные угрозы, которые выходят за рамки национальных границ, увеличивая взаимозависимость участников СНГ и важность осуществления комплексных и согласованных мер.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.