Статья 'Теоретические проблемы легального определения транспортной безопасности и смежных с ней категорий' - журнал 'Вопросы безопасности' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Теоретические проблемы легального определения транспортной безопасности и смежных с ней категорий

Ирошников Денис Владимирович

кандидат юридических наук

доцент кафедры правового обеспечения национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

127055, Россия, г. Москва, просп. Вернадского, 82

Iroshnikov Denis Vladimirovich

PhD in Law

Docent, the department of Legal Support of National Security, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

127055, Russia, g. Moscow, prosp. Vernadskogo, 82

dv-iroshnikov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7543.2020.1.31878

Дата направления статьи в редакцию:

29-12-2019


Дата публикации:

17-03-2020


Аннотация: В статье проводится глубокий научный анализ таких легальных определений, как «транспортная безопасность», «безопасность транспортного комплекса», а также отраслевых понятий по видам транспорта, таких как «безопасность дорожного движения», «безопасность судоходства», «авиационная безопасность». Указанные виды безопасности рассматриваются исходя из таких критериев, как объект защиты, источник угрозы, а также межсистемные связи с иными видами безопасности. Исследование показало, насколько разноплановыми по объектам защиты и источникам угроз являются рассматриваемые понятия. В основе методологии исследования лежит метод формальной логики, с помощью которого удалось выявить логические противоречия в понятийно-категориальном аппарате транспортной безопасности, а также системный метод, который позволил провести системный анализ рассматриваемых видов безопасности. Автор приходит к выводу, что Федеральный закон «О транспортной безопасности» лежит в плоскости антитеррористического законодательства и он направлен лишь на противодействие актам незаконного вмешательства в функционирование транспортного комплекса. Отсюда следует, что и легальное определение транспортной безопасности тоже сильно заужено и включает в себя лишь один аспект из многогранной транспортной безопасности.


Ключевые слова:

транспортная безопасность, безопасность транспортного комплекса, безопасность дорожного движения, авиационная безопасность, безопасность полетов, безопасность судоходства, безопасность железнодорожного движения, дорожно-транспортное происшествие, национальная безопасность, общественная безопасность

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в рамках научного проекта № 19-011-00658 «Транспортная безопасность: теоретико-правовые основы, административно-правовые и уголовно-правовые средства обеспечения в Российской Федерации»

Abstract:  This article carries out an in-depth scientific analysis of such legal concepts as “transport safety” and “safety of the transport system”, as well as sectoral concepts by type of transport “road-traffic safety”, “navigational safety” and “aviation safety”. The indicated types of safety are viewed based on such criteria and an object of protection, source of threat, as well as cross-system ties with other types of safety. The research demonstrates the vast differences between the objects of protection and sources of threats in these concepts. The methodology of this work consists in the method of formal logics, which allowed determining logical contradictions in the conceptual-categorical apparatus of transport safety, as well as systemic method for conducting systemic analysis of these types of safeties. The author makes a conclusion that the Federal Law “On Transport Safety” underlies anti-terrorism legislation, and is aimed only at combating acts of illegal intrusion into functionality of the transport system. Therefore, the legal definition of transport safety is also severely narrowed and includes one aspect from the multifaceted transport safety.


Keywords:

transport security, security of the transport complex, road safety, aviation security, flight safety, safety of navigation, safety of railway traffic, traffic accident, national security, public security

Глубокое изучение понятийно-категориального аппарата составляет основу для любого юридического исследования, поскольку легальные определения составляют теоретический фундамент законодательства и от их правильного толкования зависит правоприменительная практика.

На сегодняшний день в России активно разрабатывается и готовится к внедрению новый вид транспортных средств - беспилотный транспорт, правовую основу функционирования которого еще предстоит разработать. Кроме того, технологический прогресс уже присутствует в повседневном пользовании транспортом: это, в частности, использование таксомоторного транспорта через интернет-агрегаторы, а также каршеринг. При этом в обоих приведенных случаях специфика правового статуса агрегатора и гражданско-правовых норм, регулирующих данные общественные отношения снимают с него ответственность за безопасность пользования данным транспортом. Указанные проблемы не предполагается решать в рамках настоящей статьи, так как это предмет отдельного исследования, но данные примеры иллюстрируют актуальность рассматриваемой проблематики.

Поскольку нормы о транспортной безопасности взаимосвязано функционируют в нескольких отраслях права, предметом исследования является легальное определение транспортной безопасности и смежных с ней категорий. А задачами исследования являются: а) комплексное изучение предмета исследования, в результате которого предполагается выявить возможные содержательные или системные противоречия; б) разработка рекомендаций по совершенствованию действующего российского законодательства.

В основе методологии исследования лежит метод формальной логики, с помощью которого предполагается выявить логические противоречия в понятийно-категориальном аппарате транспортной безопасности, а также системный метод, который должен позволить провести системный анализ транспортной безопасности и смежных с ней категорий.

Научное исследование вопросов транспортной безопасности должно начинаться с понятия «транспортная безопасность» и разграничения его со смежными категориями. В частности, в действующих нормативных правовых актах закреплены понятия «транспортная безопасность», «безопасность транспортного комплекса», «безопасность населения на транспорте», «безопасность дорожного движения», и другие. Эти понятия в их взаимосвязи и предполагается рассмотреть в данной статье.

Для уяснения основных отправных аспектов исследования предлагаем отталкиваться от следующих теоретико-методологических установок понимания безопасности и ее элементов.

1. Безопасность предлагается понимать как состояние защищенности объекта.

2. Категорию «национальная безопасность» предлагается понимать как совокупность всех существующих видов и подвидов безопасности.

3. Основными объектами национальной безопасности предлагаем считать личность, общество и государство.

4. Основаниями деления безопасности на виды предлагается считать: а) объекты безопасности и их жизненно важные интересы, б) сферы деятельности этих объектов, в) источники угроз. По основным объектам безопасности (личность, общество и государство) можно, соответственно, выделить такие виды безопасности, как государственная безопасность, общественная безопасность и безопасность личности. Исходя из сфер деятельности объектов безопасность можно выделить экономическую безопасность, экологическую безопасность, информационную безопасность, транспортную безопасность и т.п. Поскольку у каждого объекта (личность, общество и государство) существует своя сфера деятельности, это позволяет говорить о таких видах безопасности, как «информационная безопасность государства», «экономическая безопасность личности» и т.п. К видам безопасности, исходя из источников угроз, можно отнести, например, пожарную безопасность, радиационную безопасность и т.п. То есть в данном случае пожар и радиация – есть источники угроз, а не объекты защиты.

В первую очередь считаем необходимым провести научный анализ понятия «транспортная безопасность» как родового понятия.

Федеральный закон от 09.02.2007 № 16-ФЗ «О транспортной безопасности» закрепляет ее легальное определение следующим образом: «состояние защищенности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства». Данное определение сразу порождает целый ряд теоретических вопросов.

Во-первых, объекты транспортной безопасности сведены лишь к объектам транспортной инфраструктуры и транспортным средствам. Такое понимание объектов транспортной безопасности представляется слишком узким. Более того, цели транспортной безопасности, установленные законом – «устойчивое и безопасное функционирование транспортного комплекса, защита интересов личности, общества и государства в сфере транспортного комплекса от актов незаконного вмешательства». Таким образом в целях транспортной безопасности прописаны интересы личности, общества и государства, но в определении понятия это не отражено.

Во-вторых, к источникам угроз закон относит лишь «акты незаконного вмешательства», сводя обеспечение транспортной безопасности в плоскость противодействия противоправным деяниям. За скобками остаются иные природные, техногенные и социальные угрозы, не связанные с актами незаконного вмешательства. Данный тезис сегодня находит поддержку в отечественной юридической науке [1].

Таким образом, понятие транспортной безопасности, установленное в базовом законе о транспортной безопасности, сегодня вряд ли может претендовать на полноценное легальное определение, выдерживающее научную критику.

Следующее понятие, которое также может претендовать на роль родового определения – безопасность транспортного комплекса.

Транспортный комплекс понимается законодателем как «объекты и субъекты транспортной инфраструктуры, транспортные средства». Если наложить это понятие на объекты транспортной безопасности, то получаем, что транспортный комплекс – более широкое понятия, включающее помимо объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, еще и субъектов транспортной инфраструктуры. В свою очередь в соответствии с законом субъекты транспортной инфраструктуры – юридические лица, индивидуальные предприниматели и физические лица, являющиеся собственниками объектов транспортной инфраструктуры и (или) транспортных средств или использующие их на ином законном основании.

Установленные в законе цели обеспечения транспортной безопасности – устойчивое и безопасное функционирование транспортного комплекса, защита интересов личности, общества и государства в сфере транспортного комплекса от актов незаконного вмешательства (ст. 2) логически противоречат разбираемым выше определениям. Во-первых, понятие «безопасность транспортного комплекса» в данном случае уже понятия транспортной безопасности. а во-вторых, интересы личности, общества и государства не входят ни в одно разбираемое нами выше определение.

Если говорить о подвидах транспортной безопасности, то с точки зрения логики можно предположить, что критериями для их выделения могут служить соответствующие виды транспорта.

Федеральный закон «О железнодорожном транспорте» закрепляет понятие «безопасность движения и эксплуатации железнодорожного транспорта», под которым законодатель понимает «состояние защищенности процесса движения железнодорожного подвижного состава и самого железнодорожного подвижного состава, при котором отсутствует недопустимый риск возникновения транспортных происшествий и их последствий, влекущих за собой причинение вреда жизни или здоровью граждан, вреда окружающей среде, имуществу физических или юридических лиц».

Легальное определение безопасности дорожного движения понимается в соответствующем законе как «состояние данного процесса, отражающее степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий». При этом участник дорожного движения это лицо, принимающее непосредственное участие в процессе дорожного движения в качестве водителя транспортного средства, пешехода, пассажира транспортного средства. Следует согласиться со справедливым мнением А.И. Чучаева и А.Ю. Пожарского, которые отмечают, что «понятие «участник дорожного движения» не охватывает весь круг лиц, которые могут быть потерпевшими в автотранспортном преступлении, например при наезде на лиц, сидящих на скамейке у подъезда, и причинении предусмотренного уголовным законом вреда жизни или здоровью» [2].

Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации содержит понятие "безопасность судоходства", которое в тексте закона, к сожалению, не раскрывается, а его содержание можно уяснить только с помощью доктринального толкования положений закона.

Воздушный кодекс Российской Федерации содержит такие виды безопасности, как «безопасность воздушного движения», «безопасность полетов воздушных судов» и «авиационная безопасность». Если первые два понятия можно считать синонимичными и объединить в категорию «безопасность полетов», встает вопрос о разграничении данного понятия и понятия «авиационная безопасность». В законе данные виды безопасности употребляются через запятую, либо через союз «или», что говорит о том, что это не синонимы.

Под авиационной безопасностью законодатель понимает состояние защищенности авиации от незаконного вмешательства в деятельность в области авиации.

При этом легальное определение авиации содержится в Федеральном законе от 08.01.1998. № 10-ФЗ «О государственном регулировании развития авиации»: государственная авиация (государственная военная авиация и государственная авиация специального назначения), гражданская авиация, экспериментальная авиация, авиационная промышленность, инфраструктура воздушного транспорта, единая система организации воздушного движения и авиационная техника.

Легальное определение безопасности полетов установлено в Распоряжении Правительства РФ от 06.05.2008 № 641-р «Об утверждении Государственной программы обеспечения безопасности полетов воздушных судов гражданской авиации»: состояние авиационной транспортной системы, при котором риск причинения вреда лицам или нанесения ущерба имуществу снижен до приемлемого уровня и поддерживается на этом либо более низком уровне посредством непрерывного процесса выявления источников опасности и контроля факторов риска.

Анализ нормативных правовых актов дает основание сделать вывод о разграничении данных видов безопасности следующим образом. Авиационная безопасность, как правило, обеспечивается на земле (предотвращения доступа посторонних лиц в контролируемую зону аэропорта, охрана воздушных судов на стоянках, предполетный досмотр пассажиров и т.п.) и ее угрозы – акты незаконного вмешательства. А безопасность полета воздушного судна обеспечивается как на земле (предполетный технический контроль систем воздушного судна), так и непосредственно в процессе полета. Угрозами этой безопасности могут быть помимо актов незаконного вмешательства технические неполадки, погодные условия и т.п. На практике авиационную безопасность и безопасность полета обеспечивают разные службы. Таким образом, можно заключить, что авиационная безопасность обеспечивается именно в целях безопасного полета воздушного судна, и угрозы авиационной безопасности угрожают и безопасности полета. В этой связи безопасность полета можно считать более широким понятием, включающим в себя авиационную безопасность.

Представляет интерес позиция исследователей, предлагающих включить в научный оборот понятие «интегральная безопасность воздушного транспорта», под которой они предлагают понимать «такое состояние авиационной транспортной системы, которое гарантирует приемлемый уровень безопасности личности в условиях реализации исчерпывающего перечня авиационных услуг и авиационных работ» [3]. Данный подход может объединить в себе авиационную безопасность и безопасность полетов, при этом, что примечательно, на первое место ставятся именно интересы личности.

Принятый в 2017 году Федеральный закон от 29.12.2017 № 442-ФЗ «О внеуличном транспорте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который впервые ввел в действующее российское законодательство понятие внеуличного транспорта, не содержит понятия безопасности внеуличного транспорта, а ограничивается лишь бланкетной нормой к законодательству России о транспортной безопасности.

Следующий вид безопасности, который непосредственно связан с транспортной безопасностью – безопасность личности (населения) на транспорте. Легальное определение безопасности населения на транспорте дается в Распоряжении Правительства РФ от 30.07.2010 № 1285-р «Об утверждении Комплексной программы обеспечения безопасности населения на транспорте»: состояние защищенности пассажиров и персонала на транспорте от актов незаконного вмешательства. И здесь мы видим, что данное определение весьма узкое, поскольку предполагает защиту лишь от актов незаконного вмешательства. А ведь в реальной жизни населению на транспорте угрожают не только акты незаконного вмешательства, а те же дорожно-транспортные происшествия, однако защита от них, к сожалению, не входит в легальное определение безопасности населения на транспорте.

Безопасность личности на транспорте по своей сущности имеет первостепенное значение, поскольку человек так или иначе является главным потребителем транспортных услуг, главным пользователем транспорта. Если мы рассмотрим сущность безопасности личности на транспорте, то в строгом смысле слова (исходя из общих методологических позиций, определенных в начале статьи) она не относится к транспортной безопасности. Этот вид безопасности лежит в несколько иной плоскости. В данном случае личность (население, пассажиры, персонал) является объектом безопасности, а транспорт – источником угрозы.

Таким образом, безопасность личности на транспорте и транспортная безопасность являются разными видами национальной безопасности с точки зрения общетеоретического анализа. В этой связи в каждом виде транспортной безопасности можно выделить аспект безопасности личности.

С точки зрения системного анализа исходя из имеющихся легальных определений и их научного толкования в качестве подвидов транспортной безопасности можно выделить «безопасность дорожного движения», «безопасность судоходства», «безопасность движения и эксплуатации железнодорожного транспорта», «безопасность внеуличного транспорта», «безопасность полетов », а в рамках последнего вида можно выделить авиационную безопасность. Это можно назвать идеальной моделью. Однако если учитывать содержание данных определений, то возможно придется внести некоторые коррективы в эту систему.

Провести сравнительный анализ рассмотренных видов безопасности предполагается исходя из общетеоретических критериев. По сути безопасность – это защита чего-то (объекта) от чего-то (угроза, опасность). То есть любая безопасность имеет объект защиты и потенциальный источник угроз. Теоретический анализ легальных определений транспортной безопасности и смежных с ним понятий на предмет объектов защиты и источников угроз позволяет отразить его результаты в следующей таблице.

вид безопасности

объект защиты

источник угроз

транспортная безопасность

- объекты транспортной инфраструктуры

- транспортные средства

акты незаконного вмешательства

безопасность транспортного комплекса

- объекты транспортной инфраструктуры

- транспортные средства

- субъекты транспортной инфраструктуры

акты незаконного вмешательства

безопасность движения и эксплуатации железнодорожного транспорта

- процесс движения железнодорожного подвижного состава

- железнодорожный подвижной состав

транспортные происшествия

безопасность дорожного движения

- участники дорожного движения (водитель ТС, пешеход, пассажир ТС)

- имущество

дорожно-транспортные происшествия

авиационная безопасность

авиация

акты незаконного вмешательства

безопасность полетов

-лица

- имущество

различные источники угроз

безопасность судоходства

-пассажиры

- грузы

-багаж

- суда

не установлено (различные источники угроз)

Из таблицы мы видим, насколько разноплановыми по объектам защиты и источникам угроз являются рассматриваемые понятия. В этой связи и системный подход в их изучении вряд ли можно полноценно применить.

Системные связи между рассматриваемыми видами безопасности в действующем законодательстве также не прослеживаются. Так, например, в Федеральном законе «О транспортной безопасности» (который по своей сущности должен быть базовым нормативным правовым актом в данной сфере) есть упоминание лишь авиационной безопасности (поскольку данные виды безопасности едины по источнику угроз).

Разработчики Транспортной стратегии Российской Федерации (утв. Распоряжением Правительства РФ от 22.11.2008 № 1734-р) прямо разграничили безопасность движения, полетов и судоходства и транспортирую безопасность, сведя последнюю к защищенности объектов транспортной инфраструктуры от противоправных действий, в том числе террористической направленности.

Нельзя не отметить также, что на законодательном уровне, а также в документах стратегического планирования понятия «транспортная безопасность» и «безопасность дорожного движения» связаны весьма условно. При этом дорожное движение невозможно представить без транспорта и поэтому с теоретико-методологической точки зрения понятие «безопасность дорожного движения» также должно входить в понятие «транспортная безопасность», составляя один из аспектов комплексной системы ее обеспечения.

В этой связи можно сделать общий вывод о том, что Федеральный закон «О транспортной безопасности» лежит в плоскости антитеррористического законодательства и он направлен лишь на противодействие актов незаконного вмешательства в функционирование транспортного комплекса. Отсюда следует, что и легальное определение транспортной безопасности также сильно заужено и включает в себя лишь один аспект из многогранной транспортной безопасности. В данном федеральном законе отсутствует статья, посвященная предмету его регулирования, наличие которой, возможно, дало бы ответ на поставленный вопрос. Иными словами, Федеральный закон «О транспортной безопасности» в данной редакции более логично было бы именовать «Об антитеррористической безопасности на транспорте».

Вряд ли можно согласиться с Ю.В. Степаненко, предлагающим заменить действующий ФЗ «О транспортной безопасности» принятием федеральных законов «О безопасности на транспорте» или «О безопасности транспортного комплекса», а также «Об антитеррористической безопасности транспортного комплекса» или «О безопасности населения на транспорте» [4] с практической точки зрения, поскольку такая законодательная перегруженность возможно приведет к созданию коллизий с антитеррористическим законодательством и несомненно создаст сложности в правоприменительной практике. При этом ученый абсолютно прав с теоретической точки зрения, отстаивая тезис, что действующий закон «О транспортной безопасности» не охватывает весь комплекс общественных отношений, складывающихся в данной сфере.

А с учетом того, что Уголовный кодекс Российской Федерации в ст. 263.1 и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в ст. 11.15.1 и других содержат дефиницию «транспортная безопасность», а также иные схожие понятия (например, «безопасность движения на водном транспорте» в ст. 11.6. КоАП и др.), а легальное определение транспортной безопасности понимается весьма узко и сводится лишь к защищенности от незаконного вмешательства, то можно также сделать вывод о том, что сегодня в действующем российском законодательстве отсутствует научно обоснованное обобщающее определение транспортной безопасности, которое могло бы использоваться всеми отраслями права в их взаимодействии по регулировании данных общественных отношений.

Мы не можем согласиться с мнением М.Ю. Лебедевой, В.Л. Михеева и А.Ю. Пиджакова о том, что понятие «транспортная безопасность» как более широкое понятие включает в себя «авиационную безопасность», «безопасность дорожного движения», «безопасность судоходства», «безопасность полетов» и другие подвиды (роды) безопасности, связанные с транспортной деятельностью [5]. В идеале это было бы логично и правильно, но сегодня эти понятия, к сожалению, системно не взаимосвязаны (см. таблицу). При этом ученые абсолютно правы в том, что «в настоящее время законодательство в сфере обеспечения безопасности формируется вне рамок единого подхода» и что «виды безопасности необходимо систематизировать, используя обобщающий критерий» [5], попытка чего была предпринята в том числе в настоящей статье.

Действующее законодательство о безопасности сегодня нуждается в надежном теоретическом фундаменте, в основу которого должен быть положен именно научно обоснованный понятийно-категориальный аппарат.

На основании проведенного исследования предлагается закрепить в действующем законодательстве следующее определение транспортной безопасности. Транспортная безопасность – состояние защищенности объектов и субъектов транспортной инфраструктуры, транспортных средств, личности на транспорте (пассажиров, транспортный персонал, участников дорожного движения и иных лиц) и имущества от различных угроз социального, природного или техногенного характера.

Нам представляется, что такое широкое определение транспортной безопасности, выработанное по результатам научного исследования существующих определений, позволит сделать шаг к понятийному и системному единству легальных определений в качестве основы для многоплановой деятельности по обеспечению транспортной безопасности и ее видов.

Библиография
1. Рязанов, Н. С. К вопросу о соотношении понятий «безопасность» и «транспортная безопасность» // Вестник Омской юридической академии. –2017. – № 3. – С. 92.
2. Чучаев, А. И. Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика : монография / А. И. Чучаев, А. Ю. Пожарский. – М. : Проспект, 2018. – С. 18.
3. Елисов, Л. Н. Интегральная безопасность воздушного транспорта / Л. Н. Елисов, Н. И. Овченков // Научный Вестник МГТУ ГА. – 2017 –. № 6. – С. 38.
4. Степаненко, Ю. В. Административно-правовые проблемы обеспечения транспортной безопасности // Актуальные вопросы публичного права. – 2013. – № 6. – С. 99.
5. Лебедева, М. Ю. Нормативно-правовое регулирование транспортной безопасности в Российской Федерации / М. Ю. Лебедева, В. Л. Михеев, А. Ю. Пиджаков // Научный вестник МГТУ ГА. – 2011. – № 170. – С. 63.
References
1. Ryazanov, N. S. K voprosu o sootnoshenii ponyatii «bezopasnost'» i «transportnaya bezopasnost'» // Vestnik Omskoi yuridicheskoi akademii. –2017. – № 3. – S. 92.
2. Chuchaev, A. I. Transportnye prestupleniya: ponyatie, vidy, kharakteristika : monografiya / A. I. Chuchaev, A. Yu. Pozharskii. – M. : Prospekt, 2018. – S. 18.
3. Elisov, L. N. Integral'naya bezopasnost' vozdushnogo transporta / L. N. Elisov, N. I. Ovchenkov // Nauchnyi Vestnik MGTU GA. – 2017 –. № 6. – S. 38.
4. Stepanenko, Yu. V. Administrativno-pravovye problemy obespecheniya transportnoi bezopasnosti // Aktual'nye voprosy publichnogo prava. – 2013. – № 6. – S. 99.
5. Lebedeva, M. Yu. Normativno-pravovoe regulirovanie transportnoi bezopasnosti v Rossiiskoi Federatsii / M. Yu. Lebedeva, V. L. Mikheev, A. Yu. Pidzhakov // Nauchnyi vestnik MGTU GA. – 2011. – № 170. – S. 63.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование научная статья подготовлена на актуальную тему, релевантную специализации журнала «Вопросы безопасности», поскольку в современных условиях в виду активизации нормотворческой деятельности в сфере транспортных услуг по-прежнему неопределенными остаются базовые понятия транспортной безопасности и смежных с ней категорий.
Содержание произведения соответствует заявленной в названии теме. Вместе с тем, с определением предмета, задач и методологии исследования автор справляется недостаточно последовательно. Так, отмечается, что «глубокое изучение понятийно-категориального аппарата составляет основу для любого юридического исследования», в то же время, не обосновывается, в чем состоят предмет и задачи конкретной научной статьи, каким образом наличие правильного толкования искомых понятий может повлиять на правоприменительную практику и развитие науки, в чем состоит главная цель исследования автора и какой набор приемов и средств он при этом использует.
Произведение отличается некоторой научной новизной и значимостью, преимущественно, благодаря тому, что автор предпринимает заслуживающую внимания попытку обобщить легальное понимание ряда базовых понятий в области безопасности транспортной деятельности, классифицировать их с помощью выделения источников угроз и объектов защиты. В части анализа и критики существующих легальных подходов и доктринальных точек зрения по исследуемому вопросу статья обладает логичностью и обоснованностью. В то же время, конечный вывод автора остается неопределенным, фактически, отмечается только, что «необходимо в обязательном порядке приходить к понятийному и системному единству легальных определений в качестве основы для многоплановой деятельности по обеспечению транспортной безопасности и ее видов», т.е. конкретных предложений по обеспечению такого «единства легальных определений» по итогам исследования не предложено.
Произведение в целом соответствует формальным требованиям, предъявляемым к подготовке академических журнальных статей, включает в себя необходимые структурные элементы, посвященные актуальности темы исследования, анализу состояния вопроса. Однако автор не уделяет должного внимания постановке решаемой задачи, методике исследования, полученным результатам, критическому анализу результатов, выводам. Стиль изложения научный, автором правильно оформлены и обоснованно используются таблицы. Библиографические ссылки и список литературы оформлены согласно установленным требованиям.
Осуществлен анализ текущего состояния исследуемой проблемы, однако итоговые результаты исследования по сути не сформулированы, соответственно, не произведены и анализ (критика) полученных результатов с апелляцией к оппонентам. Точки зрения иных авторов приводятся по тексту лишь при исследовании отдельных аспектов проблемы. Научная литература и иные источники, использованные автором, релевантны проблематике исследования, однако актуальность и достаточность таковых для решения задач исследования оценить не представляется возможным по причине того, что последние (задачи исследования) автором четко не сформулированы.
Степень научной новизны произведения средняя. Научная статья может представлять интерес для научного сообщества с точки зрения вклада в развитие науки. Рекомендуется доработать, обратив особое внимание на постановку научной проблемы, определение предмета, задач и методологии исследования, формулировку конкретных результатов и характеристику их значения для развития науки и правоприменительной практики.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - теоретические «проблемы легального определения транспортной безопасности и смежных с ней категорий».
Методология исследования – ряд методов, используемых автором: «формальной логики, … системный метод», формально-юридический (в небольшом объеме), анализ и др.
Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: «Глубокое изучение понятийно-категориального аппарата составляет основу для любого юридического исследования, поскольку легальные определения составляют теоретический фундамент законодательства и от их правильного толкования зависит правоприменительная практика….Поскольку нормы о транспортной безопасности взаимосвязано функционируют в нескольких отраслях права, предметом исследования является легальное определение транспортной безопасности и смежных с ней категорий».
Научная новизна слабо выражена в статье автора.
Стиль, структура, содержание заслуживают внимания. Исследование не имеет всех необходимых структурных элементов. Актуальность, постановка проблемы, цели и задачи присутствуют, но основная часть с анализом работ оппонентов практически отсутствует, выводы должны быть обоснованы полнее. Стиль работы допустимый, она легко читается, носит исследовательский характер только отчасти (смотри выше и по тексту).
Содержание отражает существо статьи не в полной мере.
Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «Научное исследование вопросов транспортной безопасности должно начинаться с понятия «транспортная безопасность» и разграничения его со смежными категориями. В частности, в действующих нормативных правовых актах закреплены понятия «транспортная безопасность», «безопасность транспортного комплекса», «безопасность населения на транспорте», «безопасность дорожного движения», и другие».
Автор отмечает «Эти понятия в их взаимосвязи и предполагается рассмотреть в данной статье».
Далее автор переходит к «понимания безопасности и ее элементов»: «Для уяснения основных отправных аспектов исследования предлагаем отталкиваться от следующих теоретико-методологических установок понимания безопасности и ее элементов» и рассматривает их.
При этом он отмечает, что «Исходя из сфер деятельности объектов безопасность можно выделить … транспортную безопасность…».
Он также ставит вопросы, на которые вероятно будут даны ответы в статье: «В первую очередь считаем необходимым провести научный анализ понятия «транспортная безопасность» как родового понятия». И далее автор проводит анализ НПА.
Далее автор замечает, опираясь на НПА, но не исследования оппонентов и на их работы (их вообще очень мало, вероятно никто этой проблемой не обеспокоился?): «Федеральный закон от 09.02.2007 № 16-ФЗ «О транспортной безопасности» закрепляет ее легальное определение … Данное определение сразу порождает целый ряд теоретических вопросов», «Такое понимание объектов транспортной безопасности представляется слишком узким… За скобками остаются иные природные, техногенные и социальные угрозы, не связанные с актами незаконного вмешательства», «Таким образом, понятие транспортной безопасности, установленное в базовом законе о транспортной безопасности, сегодня вряд ли может претендовать на полноценное легальное определение, выдерживающее научную критику».
При этом автор, анализируя понятие «безопасность транспортного комплекса» из ФЗ, но опять отсутствует анализ работ ученых, делает заявление: «Во-первых, понятие «безопасность транспортного комплекса» в данном случае уже понятия транспортной безопасности. а во-вторых, интересы личности, общества и государства не входят ни в одно разбираемое нами выше определение».
Переходя к анализу другого вопроса «подвидах транспортной безопасности», автор показывает, что «…Если говорить о подвидах транспортной безопасности, то с точки зрения логики можно предположить, что критериями для их выделения могут служить соответствующие виды транспорта», в т.ч. «Федеральный закон «О железнодорожном транспорте»…,.. в автотранспортном…,"безопасность судоходства", .. «безопасность воздушного движения», «безопасность полетов воздушных судов» и «авиационная безопасность»…, понятие «интегральная безопасность воздушного транспорта», Следующий вид безопасности, который непосредственно связан с транспортной безопасностью – безопасность личности (населения) на транспорте. Легальное определение безопасности населения на транспорте дается в Распоряжении Правительства РФ от 30.07.2010 № 1285-р…».
Однако, как кажется, автор не до конца разобрал один вопрос и переходит к другому, что представляется преждевременным. И опять возникает вопрос: «Неужели никто не обеспокоился транспортной безопасностью, кроме автора?»
Автор замечает: «Анализ нормативных правовых актов дает основание сделать вывод о разграничении данных видов безопасности следующим образом» и делает вывод: «Таким образом, можно заключить, что авиационная безопасность обеспечивается именно в целях безопасного полета воздушного судна, и угрозы авиационной безопасности угрожают и безопасности полета. В этой связи безопасность полета можно считать более широким понятием, включающим в себя авиационную безопасность».
Автор отмечает, что «Принятый в 2017 году Федеральный закон от 29.12.2017 № 442-ФЗ «О внеуличном транспорте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»…» и делает правильный вывод: «… не содержит понятия безопасности внеуличного транспорта, а ограничивается лишь бланкетной нормой к законодательству России о транспортной безопасности».
Автор правильно полагает: «… безопасность личности на транспорте и транспортная безопасность являются разными видами национальной безопасности с точки зрения общетеоретического анализа. В этой связи в каждом виде транспортной безопасности можно выделить аспект безопасности личности».
Он отмечает: «С точки зрения системного анализа исходя из имеющихся легальных определений и их научного толкования в качестве подвидов транспортной безопасности можно выделить «безопасность дорожного движения», «безопасность судоходства», «безопасность движения и эксплуатации железнодорожного транспорта», «безопасность внеуличного транспорта», «безопасность полетов », а в рамках последнего вида можно выделить авиационную безопасность. Это можно назвать идеальной моделью».
Однако ничего нового автор не показал, тем более, где существо «их научного толкования»?
И переходя к анализу вопроса «видов безопасности», автор правильно делает вывод о том, что «Провести сравнительный анализ рассмотренных видов безопасности предполагается исходя из общетеоретических критериев». В табличной форме автор пытается сделать такой анализ и сам же показывает, что «Из таблицы мы видим, насколько разноплановыми по объектам защиты и источникам угроз являются рассматриваемые понятия. В этой связи и системный подход в их изучении вряд ли можно полноценно применить».
Автор замечает: «Нельзя не отметить также, что на законодательном уровне, а также в документах стратегического планирования понятия «транспортная безопасность» и «безопасность дорожного движения» связаны весьма условно» и делает вывод: «В этой связи можно сделать общий вывод о том, что Федеральный закон «О транспортной безопасности» лежит в плоскости антитеррористического законодательства и он направлен лишь на противодействие актов незаконного вмешательства в функционирование транспортного комплекса».
Автор отмечает, что «Вряд ли можно согласиться с Ю.В. Степаненко, предлагающим заменить действующий ФЗ «О транспортной безопасности» принятием федеральных законов….» и делает вывод: «При этом ученый абсолютно прав с теоретической точки зрения, отстаивая тезис, что действующий закон «О транспортной безопасности» не охватывает весь комплекс общественных отношений, складывающихся в данной сфере».
Автор правильно полагает: «… легальное определение транспортной безопасности понимается весьма узко и сводится лишь к защищенности от незаконного вмешательства, то можно также сделать вывод о том, что сегодня в действующем российском законодательстве отсутствует научно обоснованное обобщающее определение транспортной безопасности, которое могло бы использоваться всеми отраслями права в их взаимодействии по регулировании данных общественных отношений».
Автор показывает: «Мы не можем согласиться с мнением М.Ю. Лебедевой, В.Л. Михеева и А.Ю. Пиджакова о том, что понятие «транспортная безопасность» как более широкое понятие включает в себя «авиационную безопасность», «безопасность дорожного движения», «безопасность судоходства», «безопасность полетов» и другие подвиды (роды) безопасности, связанные с транспортной деятельностью [5]». И далее: «При этом ученые абсолютно правы в том, что «в настоящее время законодательство в сфере обеспечения безопасности формируется вне рамок единого подхода» и что «виды безопасности необходимо систематизировать, используя обобщающий критерий» [5], попытка чего была предпринята в том числе в настоящей статье».
Но автор правильно отметил, что им была предпринята «попытка». На самом деле в статье только поставлены вопросы, на которые ответов нет ни в анализе работ оппонентов, ни в авторской постановке.
В заключение автор подводит итог: «Действующее законодательство о безопасности сегодня нуждается в надежном теоретическом фундаменте, в основу которого должен быть положен именно научно обоснованный понятийно-категориальный аппарат. На основании проведенного исследования предлагается закрепить в действующем законодательстве следующее определение транспортной безопасности».
Автор предлагает: «Транспортная безопасность – состояние защищенности объектов и субъектов транспортной инфраструктуры, транспортных средств, личности на транспорте (пассажиров, транспортный персонал, участников дорожного движения и иных лиц) и имущества от различных угроз социального, природного или техногенного характера».
И далее: «Нам представляется, что такое широкое определение транспортной безопасности, выработанное по результатам научного исследования существующих определений, позволит сделать шаг к понятийному и системному единству легальных определений в качестве основы для многоплановой деятельности по обеспечению транспортной безопасности и ее видов».
Как нам кажется, приведены не совсем конкретные, не дающие для практики и теории выводы.
Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, не совсем соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам научных статей (монографий) оппонентов (только 5). Библиография недостаточно полная (только 5) и не содержит нормативных актов (хотя они упоминаются по тексту работы), ограниченное количество современных научных исследований (3), к которым автор хоть и обращается, но практически не анализируя их. Это позволяет автору только отчасти правильно определить проблемы. Он, не исследовав их до конца, не раскрывает предмет статьи «Теоретические проблемы легального определения транспортной безопасности и смежных с ней категорий».
Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным практически отсутствует. Автором не используется материал других исследователей в полной мере.
Выводы – работа требует существенной доработки с анализом предыдущих исследований в большем объеме, интерес читательской аудитории будет присутствовать только после этого.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.