Статья 'Правоприменительная деятельность субъектов профилактики правонарушений' - журнал 'Вопросы безопасности' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Правоприменительная деятельность субъектов профилактики правонарушений

Поликарпова Ирина Владимировна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра уголовного и уголовно-исполнительного права, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Саратовская государственная юридическая академия"

410056, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Ул.вольская, 1

Polikarpova Irina Vladimirovna

PhD in Law

Docent, the department of Criminal and Penal Law, Saratov State Law Academy

410056, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Ul.vol'skaya, 1

ir-polikarpova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Зайцева Олеся Викторовна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра уголовного и уголовно-исполнительного права, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Саратовская государственная юридическая академия"

410056, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Вольская, 1

Zaitseva Olesya Viktorovna

PhD in Law

Docent, the department of Criminal and Penal Law, Saratov State Law Academy

410056, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Vol'skaya, 1

zaitseva.о@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7543.2022.3.37368

EDN:

RYXQGI

Дата направления статьи в редакцию:

21-01-2022


Дата публикации:

05-07-2022


Аннотация: Статья посвящена теоретико-прикладному исследованию правоприменительной деятельности субъектов профилактики правонарушений. Предметом научного познания выступают нормы криминологического законодательства и подзаконных нормативно-правовых актов; практика реализации указанных норм соответствующими субъектами, а также научные подходы к теоретическому осмыслению правоприменения, факторы и показатели, позволяющие усовершенствовать эффективность в рассматриваемой сфере. Целью работы является комплексное эмпирическое исследование эффективности правоприменения в сфере превентивной криминологической деятельности и выработка конкретного механизма его оптимизации. Методологическую основу исследования составили общенаучные методы познания (логический, системно-структурный, обобщение, анализ, синтез) и ряд частно-научных методов, а именно статистический, социологический, номотетический, основанные на авторской методике расчета качественных и количественных индикаторов состояния преступности и правоохранительной деятельности, реализуемой в сфере профилактики правонарушений. Новизна работы заключается в том, что на базе проведенного исследования были получены новые эмпирические данные относительно эффективности правоприменительной деятельности субъектов профилактики. Полученные результаты позволили выявить причины низкой продуктивности указанной деятельности, к которым следует отнести не только определенные противоречия и недостатки профилактического законодательства, но и имеющиеся дефекты правореализационных техник, перекосы в сторону формального правоприменения и репрессивных практик. Проанализированы основные формы и методы работы субъектов криминологической превенции, уровень взаимодействия между различными органами и субъектами профилактики правонарушений, что позволило обнаружить пробелы и недостатки правового регулирования указанной деятельности и сформировать основные направления по ее совершенствованию. Областью применения полученных результатов является практическая деятельность субъектов профилактики правонарушений, а также полученные выводы и предложения могут быть полезными для дальнейшего совершенствования норм превентивного законодательства.


Ключевые слова:

преступление, правонарушение, правоприменительная практика, криминологическая превенция, субъекты профилактики правонарушений, правоохранительные органы, профилактическое право, превентивные правоотношения, форма профилактического воздействия, криминологическое законодательство

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-011-00194 «Теоретико-методологическая модель профилактического права, как новой отрасли законодательства».

Abstract: The article is devoted to theoretical and applied research of law enforcement activities of subjects of crime prevention. The subject of scientific knowledge are the norms of criminological legislation and subordinate normative legal acts; the practice of implementing these norms by relevant subjects, as well as scientific approaches to theoretical understanding of law enforcement, factors and indicators that allow improving efficiency in the field under consideration. The aim of the work is a comprehensive empirical study of the effectiveness of law enforcement in the field of preventive criminological activity and the development of a specific mechanism for its optimization. The methodological basis of the study was made up of general scientific methods of cognition (logical, system-structural, generalization, analysis, synthesis) and a number of private scientific methods, namely statistical, sociological, nomotetic, based on the author's methodology for calculating qualitative and quantitative indicators of the state of crime and law enforcement activities implemented in the field of crime prevention. The novelty of the work lies in the fact that on the basis of the conducted research, new empirical data were obtained regarding the effectiveness of law enforcement activities of prevention subjects. The results obtained made it possible to identify the reasons for the low productivity of this activity, which should include not only certain contradictions and shortcomings of preventive legislation, but also existing defects in legal implementation techniques, distortions towards formal law enforcement and repressive practices. The main forms and methods of work of subjects of criminological prevention, the level of interaction between various bodies and subjects of crime prevention are analyzed, which made it possible to identify gaps and shortcomings of legal regulation of this activity and to form the main directions for its improvement. The scope of application of the results obtained is the practical activity of the subjects of crime prevention, as well as the conclusions and suggestions obtained can be useful for further improvement of the norms of preventive legislation.


Keywords:

crime, offense, law enforcement practice, criminological prevention, subjects of crime prevention, law enforcement agencies, preventive law, preventive legal relations, form of preventive action, criminological legislation

Важным стратегическим вектором государственной политики в области противодействия преступности является укрепление законности и правопорядка, обеспечение государственной и общественной безопасности, в том числе посредством реализации сотрудниками правоохранительных органов своих полномочий в сфере предупреждения правонарушений. Безусловно, результаты данной деятельности существенно влияют на улучшение криминологической ситуации в стране в целом, и в регионах в частности, поэтому прежде всего необходимо активизировать работу в данном направлении с использованием всех необходимых инструментов криминологической превенции, предусмотренных профилактическим законодательством. Однако профилактическая деятельность субъектов профилактики обнаруживает ряд серьезных проблем, влияющих на ее качество.

В 2021 году нами было проведено мониторинговое исследование в трех регионах Российской Федерации (Саратовская, Пензенская и Тамбовская области), касающегося проблем формирования российского криминолого-профилактического законодательства, в ходе которого было опрошено 200 респондентов-сотрудников правоохранительных органов, из которых 23,5% - сотрудники Прокуратуры РФ, 23,5% - ФСИН России, 53% - сотрудники органов внутренних дел РФ, а также 20 докторов юридических наук по специальности 12.00.08, из которых 50% Заслуженные деятели науки РФ и Заслуженные юристы РФ.

Проведенное исследование показало, что правоприменительная деятельность субъектов профилактики преступлений остается по-прежнему малоэффективной. Так, коэффициент преступности за последние 5 лет, т.е. с момента принятия Федерального закона «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» (2016 г.) [5] (далее – ФЗ О профилактике правонарушений) в Поволжском федеральном округе снизился на 2,3%, по России – на 0,3%, что является активным индикатором кризиса существующей системы противодействия преступности.

С помощью использования авторской методики измерения эффективности правоохранительной деятельности в сфере профилактики правонарушений, был выявлен коэффициент эффективности профилактической деятельности участников превентивных правоотношений, который в органах внутренних дел Российской Федерации составил – 0,27; в органах прокуратуры – 0,42; в органах Федеральной службы исполнения наказания России – 0,11; народных дружин и иных объединений профилактической направленности – 0,08. В целом результативность деятельности по профилактике преступности сотрудники правоохранительных органов оценили как удовлетворительную (3,7 балла по пятибальной шкале), а эксперты, в качестве которых выступили ведущие ученые-криминалисты страны, – неудовлетворительно (2,4 балла).

Достаточно низкая продуктивность криминологической превенции во многом обусловлена с одной стороны – качеством профилактического законодательства, пробелами и недостатками в правовом регулировании практической деятельности соответствующих субъектов, а с другой – исторически сложившимися дефектами правореализационных техник, перекосом в сторону формального правоприменения и репрессивных практик.

Продемонстрируем данный тезис результатами нашего эмпирического исследования. В совокупности 60% респондентов отметили, что сталкивались с ситуацией невозможности принятия в пределах своих полномочий мер по устранению причин и условий преступлений / правонарушений вследствие отсутствия необходимого правового регулирования. Среди недостатков и пробелов действующего криминологического законодательства, влияющих на качество правоприменительной деятельности в сфере предупреждения преступности и поддержания правопорядка, опрошенные назвали: а) неопределенность регламентации механизма осуществления некоторых форм профилактического воздействия (в частности, социальной адаптации и социальной реабилитации) (64% опрошенных); б) отсутствие чётких законодательных критериев конкретных сроков их осуществления и оснований их применения (16,3%); в) неполноту перечня субъектов профилактики (24,5%); г) несовершенство нормативно-правовой базы, регулирующей порядок определения размеров и границ административного участка участкового уполномоченного полиции (15,5%); д) дефицит правовых оснований для применения мер административного принуждения к лицам, находящимся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, в том числе доставления этих лиц в дежурные части органов внутренних дел, либо помещения в медицинские организации (12,7%) и т.д. Например, до сих пор не нашли должного закрепления в федеральном законодательстве и в ведомственном нормотворчестве вопросы, касающиеся критериев и оснований постановки на профилактический учет отдельных категорий граждан, в том числе родителей или иных законных представителей несовершеннолетних, что негативно сказывается на правоприменительной практике, приводит к произвольному толкованию законодательных установлений субъектами профилактики [4, 7].

Следует отметить, что далеко не все меры профилактического воздействия, предусмотренные статьей 17 ФЗ О профилактике правонарушений, активно применяются в правоприменительной деятельности. Согласно полученным нами данным, из десяти форм профилактического воздействия, чаще всего на практике используются наиболее репрессивные: профилактические беседы (более 80% опрошенных); вынесение представлений о выявленных нарушениях закона, об устранении причин и условий, способствующих совершению правонарушения (56%); объявление официального предостережения о недопустимости действий, создающих условия для совершения правонарушений (55%); профилактические учеты и профилактический надзор (по 46%). Крайне редко в своей практической деятельности сотрудники правоохранительных органов используют такие нерепрессивные меры воздействия, как социальная адаптация и реабилитация (около 20%), ресоциализация (около 20%); помощь лицам, пострадавшим от правонарушений или подверженным риску стать таковыми (6,8%). В результате расширенного применения репрессивных форм профилактического воздействия происходит смешение карательно-административной и социально-профилактической практик, при этом фактически нивелируется природа и суть последней.

Столь частое использование именно «санкционных мер» профилактического воздействия можно объяснить функциональной спецификой субъектов такой правоприменительной деятельности, к которым, в первую очередь, относятся правоохранительные органы, изначально ориентированные на полицейско-карательное содержание своей деятельности. Выходом из создавшейся ситуации мы видим в создании нового органа, основной задачей которого будет только осуществление профилактической деятельности.

Следующий момент, на который необходимо обратить внимание и который также существенно влияет на качество правоприменительной практики, является декларативность многих положений законодательных актов. Так, например, в ч. 3 ст. 20 ФЗ О профилактике правонарушений указывается, что в случае неисполнения требований, указанных в официальном предостережении, лицо, в отношении которого оно вынесено, подвергается ответственности в соответствии с законодательством РФ. Однако виды такой ответственности не предусмотрены ни одним нормативно-правовым актом. Считаем, что подобная декларативность во многом порождает формальный подход соответствующих субъектов к реализации этих норм в практической деятельности. В этой связи видится оправданным предложения отдельных авторов о необходимости предусмотреть в Кодексе об административных правонарушениях РФ соответствующие меры ответственности. При этом мы разделяем мнение данных авторов о том, что «ответственность за такого рода правонарушения должна быть достаточно суровой с высоким размером штрафных санкций и предусматривать такую меру административного наказания, как административный арест» [3, с. 24].

Определенная декларативность видится и в такой форме профилактического воздействия, как помощь лицам, пострадавшим от правонарушений или подверженным риску стать таковыми (ст. 27 ФЗ О профилактике правонарушений). Реализация данной формы на сегодняшний день законодательно регламентирована только в одном случае, когда речь идет о помощи жертвам терактов. Так, ст. 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» устанавливает, что физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта, могут быть произведены компенсационные выплаты [6]. Однако в остальных случаях, например, при совершении ряда насильственных преступлений, в том числе в семейно-бытовой сфере, никакой социальной, психологической, медицинской поддержки криминологическое законодательство не предусматривает. Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время рассматриваемая форма профилактического воздействия не реализуется в полной мере в практической деятельности субъектов профилактики. В связи с этим считаем необходимым устранить декларативность в данном случае путем установления правовой и иной помощи жертвам насильственных преступлений, в том числе жертвам семейно-бытового насилия.

Среди актуальных проблем применения норм законодательства о профилактике правонарушений можно выделить следующие: а) отсутствие необходимой материально-технической базы для реализации ряда полномочий в сфере профилактики правонарушений (например, в Тамбовской и Саратовской областях отсутствуют терминалы для экстренной связи «Гражданин – полиция», в Пензенской области имеется всего один такой терминал; отсутствуют специализированные организации для оказания помощи лицам, находящимся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения (медвытрезвители); из-за быстро расширяющихся новых микрорайонов значительная часть населения областных центров не имеет в шаговой доступности участковых пунктов полиции; требует дальнейшего совершенствования работы система автоматической фиксации правонарушений и т.д.; б) большая загруженность работой, на профилактику зачастую просто не остается времени (что подтверждает 41% опрошенных); в) низкий уровень координации деятельности и взаимодействия между различными субъектами профилактики, «каждый варится в собственном соку» (например, медицинские учреждения не предоставляют информацию о лицах, страдающих алкоголизмом и наркоманией, участковым уполномоченным полиции вне возбужденного уголовного дела, в силу чего последние не могут полноценно осуществлять индивидуальную профилактику в отношении указанной категории граждан); г) недостаток специальных познаний и навыков у сотрудников правоохранительных органов (например, для проведения профилактических бесед участковым уполномоченным полиции необходимо владеть психологическими знаниями, медиативными технологиями и т.п.); д) несовершенство системы оценки результатов профилактической работы, которая построена на основе «палочной» системы ведомственных оценок.

В частности, результативность мер профилактического воздействия напрямую зависит от уровня взаимодействия между субъектами профилактики. Однако приходится констатировать, что уровень такого взаимодействия на сегодняшний день остается еще на очень низком уровне. Также практически не ведётся в настоящее время деятельность по привлечению граждан к охране общественного порядка, что обусловлено введением ограничительных мер в связи с распространением новой короновирусной инфекции, а также недостатком финансирования. В литературе неоднократно предлагались различные решения вопросов улучшения координации деятельности различных субъектов. Так, например, отдельные авторы проблему взаимодействия между отдельными субъектами профилактики предлагают решить путем например, «внесения изменений в ст. 13 «Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность» Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», а также принятия межведомственных совместных приказов о взаимодействии Следственного комитета РФ, МВД России и органов прокуратуры» [2, с. 494].

С нашей точки зрения значительно улучшить взаимодействие между различными субъектами профилактики могло бы создание единой информационной системы, позволяющей всем службам профилактики увидеть работу каждого подразделения в отношении профилактируемых лиц.

Так, например, если подросток ставится на профилактический учет, то профилактические мероприятия с данными лицами начинают осуществлять не только подразделения по делам несовершеннолетних, но и другие субъекты профилактики, например, органы образования, обеспечивающие индивидуальную работу с несовершеннолетним и его семьей. Но при этом зачастую указанные органы и подразделения не знают о том, какие мероприятия проводятся с этим подростком. Это приводит к тому, что подросток при недостаточном проведении первичных профилактических мероприятий только одним субъектом профилактики, а именно образовательным учреждением, совершает правонарушение или преступление [1, с. 25]. Поэтому создание единой информационной базы будет способствовать комплексному профилактическому воздействию в целях предотвращения совершения преступлений и правонарушений.

Итак, выявленные недостатки и пробелы позволили нам выделить основные направления совершенствования правоприменительной практики субъектов профилактической деятельности:

1. Устранение несовершенства нормативно-правовой базы, регламентирующей деятельность субъектов профилактики, а также приведение в соответствии с федеральным законодательством ведомственных нормативных актов в целях исключения противоречий положениям, содержащихся в основных профилактических законах.

2. Проведение постоянного мониторинга не только направленного на анализ, обобщение и оценку нормативно-правовых актов профилактической направленности, но и на изучение состояния реализации действующих норм профилактического законодательства.

3. Устранение декларативности отдельных социально-профилактических мер, которые либо вообще не применяются в правоприменительной деятельности, либо применяются, но формально, для отчетности соответствующих субъектов.

4. Расширение применения нерепрессивных мер профилактического воздействия с тем, чтобы не допустить смешение уголовно-репрессивной деятельности и деятельности социально-профилактической.

5. Совершенствование механизма взаимодействия между всеми субъектами профилактики. С целью повышения уровня такого взаимодействия необходимо создание единой информационной базы, обеспечивающей комплексное профилактическое воздействие.

Данные предложения нашли свое эмпирическое подтверждение в комплексе наших исследований. Кроме того, две трети опрошенных указали на необходимость кодификации криминологического законодательства, что позволит окончательно сформировать профилактическое право в качестве самостоятельной правовой отрасли.

Библиография
[1. Арсеньева М.И. Криминологическая характеристика возрастных параметров правовой ответственности несовершеннолетних // Несовершеннолетние: их возрастные особенности и проблемы правовой ответственности.-2016.-№ 2.-С.25-27. ]
[2. Горбань, Д. В. Проблемные вопросы деятельности субъектов профилактики правонарушений и пути их решения / Д. В. Горбань, О. С. Ефремова // Человек: преступление и наказание. – 2019. – Т. 27(1–4), № 4. – С. 490–495. – DOI : 10.33463/1999-9917.2019.27(1-4).4. 490-495. ]
[3. Катаева О.В., Ряпухина И.А., Карпушин О.Е. Деятельность органов внутренних дел как субъекта профилактики правонарушений: современные проблемы и перспективы // Проблемы правоохранительной деятельности.-2020.-№1.-С.24-27. ]
[4. Поликарпова Е.В. Актуальные проблемы в определении критериев постановки на профилактический учет некоторых категорий граждан участковым уполномоченным полиции // Вестник экономической безопасности.-2019.-№3. – С. 306-310 URL: https://cyberleninka.ru/article/n/aktualnye-problemy-v-opredelenii-kriteriev-postanovki-na-profilakticheskiy-uchet-nekotoryh-kategoriy-grazhdan-uchastkovym (дата обращения: 22.12.2021). ]
[5. Федеральный закон от 23 июня 2016 г. № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102060520 ]
[6. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // Официальный интернет-портал правовой информации http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&prevDoc=102170326&backlink=1&&nd=102105192 ]
[7. Хаметдинова Г.Ф. Профилактический учет: понятие и проблемы правового регулирования // Юридическая наука и правоохранительная практика.-2017.-№3 (41).-С.29-37. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/profilakticheskiy-uchet-ponyatie-i-problemy-pravovogo-regulirovaniya (дата обращения: 14.11.2021). ]
References
[1. Arsen'eva M.I. Kriminologicheskaya kharakteristika vozrastnykh parametrov pravovoi otvetstvennosti nesovershennoletnikh // Nesovershennoletnie: ikh vozrastnye osobennosti i problemy pravovoi otvetstvennosti.-2016.-№ 2.-S.25-27. ]
[2. Gorban', D. V. Problemnye voprosy deyatel'nosti sub''ektov profilaktiki pravonarushenii i puti ikh resheniya / D. V. Gorban', O. S. Efremova // Chelovek: prestuplenie i nakazanie. – 2019. – T. 27(1–4), № 4. – S. 490–495. – DOI : 10.33463/1999-9917.2019.27(1-4).4. 490-495. ]
[3. Kataeva O.V., Ryapukhina I.A., Karpushin O.E. Deyatel'nost' organov vnutrennikh del kak sub''ekta profilaktiki pravonarushenii: sovremennye problemy i perspektivy // Problemy pravookhranitel'noi deyatel'nosti.-2020.-№1.-S.24-27. ]
[4. Polikarpova E.V. Aktual'nye problemy v opredelenii kriteriev postanovki na profilakticheskii uchet nekotorykh kategorii grazhdan uchastkovym upolnomochennym politsii // Vestnik ekonomicheskoi bezopasnosti.-2019.-№3. – S. 306-310 URL: https://cyberleninka.ru/article/n/aktualnye-problemy-v-opredelenii-kriteriev-postanovki-na-profilakticheskiy-uchet-nekotoryh-kategoriy-grazhdan-uchastkovym (data obrashcheniya: 22.12.2021). ]
[5. Federal'nyi zakon ot 23 iyunya 2016 g. № 182-FZ «Ob osnovakh sistemy profilaktiki pravonarushenii v Rossiiskoi Federatsii» // Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102060520 ]
[6. Federal'nyi zakon ot 6 marta 2006 g. № 35-FZ «O protivodeistvii terrorizmu» // Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&prevDoc=102170326&backlink=1&&nd=102105192 ]
[7. Khametdinova G.F. Profilakticheskii uchet: ponyatie i problemy pravovogo regulirovaniya // Yuridicheskaya nauka i pravookhranitel'naya praktika.-2017.-№3 (41).-S.29-37. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/profilakticheskiy-uchet-ponyatie-i-problemy-pravovogo-regulirovaniya (data obrashcheniya: 14.11.2021). ]

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Правоприменительная деятельность субъектов профилактики правонарушений».
Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам изучения правоприменительной деятельности «…субъектов профилактики правонарушений». Автором выбран особый предмет исследования: предложенные вопросы исследуются с точки зрения права, при этом автором отмечено, что «…профилактическая деятельность субъектов профилактики обнаруживает ряд серьезных проблем, влияющих на ее качество». Изучается в основном «профилактическая деятельность», но не законодательство или другие нормативные правовые акты РФ по вопросам правоприменительной деятельности и практика, имеющая отношение к цели исследования. Также изучается и обобщается определенный объем научной литературы (правда всего 5) по заявленной проблематике. Совершенно не ясно, почему отсутствует другая научная литература российских ученых, ведь ее много и в последние годы изданной. При этом автор отмечает, что «В 2021 году нами было проведено мониторинговое исследование». Правда отсутствуют ссылки на него, нет данных о том, кто проводил, хотя в дальнейшем авторы используют материалы, полученные в результате этого исследования и на нем базируют свои выводы «Проведенное исследование показало, что правоприменительная деятельность субъектов профилактики преступлений остается по-прежнему малоэффективной». Однако дальнейшие пассажи статьи с таким наименованием «Правоприменительная деятельность субъектов профилактики правонарушений» вообще тогда не имеют смысла.
Методология исследования – ряд методов, используемых автором: статистический, формально-юридический (в некоторой степени), анализ и синтез, логика и др.: «С помощью использования авторской методики измерения эффективности правоохранительной деятельности в сфере профилактики правонарушений, был выявлен коэффициент эффективности профилактической деятельности участников превентивных правоотношений…». Правда это вне настоящего исследования, а за его рамками (т. е. только результаты, не известно как и кем полученные). Цель исследования определена названием и содержанием работы «Достаточно низкая продуктивность криминологической превенции во многом обусловлена … качеством профилактического законодательства, пробелами и недостатками в правовом регулировании практической деятельности соответствующих субъектов…». Она может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов, связанных с вышеназванными вопросами и использованием определенного опыта. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана определенная методологическая основа исследования. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных подходов к предложенной тематике, а также сделать некоторые выводы из материалов оппонентов (в ряде случаев их повторить). Наибольшую роль могли бы сыграть специально-юридические методы, но они практически отсутствуют. В частности, автором применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства: ФЗ О профилактике правонарушений, ФЗ от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ. Вместо этого автор приводит результаты каких-то статистических исследований и в частности, делаются такие выводы: «Крайне редко в своей практической деятельности сотрудники правоохранительных органов используют такие нерепрессивные меры воздействия, как социальная адаптация и реабилитация (около 20%), ресоциализация (около 20%); помощь лицам, пострадавшим от правонарушений или подверженным риску стать таковыми (6,8%)…» и др. При этом в контексте цели исследования формально-юридический метод мог бы быть применен в совокупности со сравнительно-правовым методом, но этого не произошло. Здесь важно отметить, что автором декларируются некоторые аспекты проблемы с приведением ссылок на свои исследования и работы оппонентов. Например, такой авторский вывод: «Выходом из создавшейся ситуации мы видим в создании нового органа, основной задачей которого будет только осуществление профилактической деятельности». Таким образом, выбранная автором методология не в полной мере адекватна цели статьи, позволяет изучить только определенные аспекты темы.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Данная тема является одной из важных, с правовой точки зрения предлагаемая автором работа может считаться актуальной, а именно он отмечает, что «…Достаточно низкая продуктивность криминологической превенции … обусловлена … исторически сложившимися дефектами правореализационных техник, перекосом в сторону формального правоприменения и репрессивных практик». Автор приводит также рекомендации и предложения: «Устранение несовершенства нормативно-правовой базы, регламентирующей деятельность субъектов профилактики…» и др.). Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только приветствовать.
Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи вызывает сомнения. Она не выражается в конкретных научных выводах автора. Среди них, например, такие: «Проведение постоянного мониторинга…», «Устранение декларативности отдельных социально-профилактических мер…», «…создание единой информационной базы, обеспечивающей комплексное профилактическое воздействие» и др. Но как видно, указанные и иные «теоретические» выводы не могут иметь определенный интерес для научного сообщества с точки зрения вклада в развитие науки.
Стиль, структура, содержание. Тематика статьи не вполне соответствует специализации журнала «Вопросы безопасности», так как она посвящена актуальным вопросам изучения правоприменительной деятельности «…субъектов профилактики правонарушений». Не ясна цель в вынесении в заголовок слов «Правоприменительная деятельность…». В статье изучается в основном «профилактическая деятельность», но не законодательство или другие нормативные правовые акты РФ по вопросам правоприменительной деятельности. Содержание статьи в определенной мере все-таки соответствует названию, так как автор рассмотрел некоторые заявленные проблемы, но не до конца достиг цели своего исследования. Качество представления исследования и его результатов следует признать не до конца проработанным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология, но это не относится к результатам юридического исследования. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.
Библиография. Автором активно использована литература, представленная российскими авторами, но отсутствуют исследования других авторов. Тем более редакционная политика «В конце статьи необходимо прикрепить библиографию (минимум 10–15 наименований…)» не выдержана. Хотелось бы отметить отсутствие использования автором практически подзаконных правовых актов «…приходится констатировать, что уровень такого взаимодействия на сегодняшний день остается еще на очень низком уровне», а вот выводы об изменении действующих актов присутствуют в определенном количестве, что особенно важно в контексте цели исследования. Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию отдельных аспектов темы. Но к анализу отечественной литературы и анализу содержания правовых актов необходимо относится внимательнее, тем более что статья претендует на опубликование в журнале «Вопросы безопасности».
Апелляция к оппонентам. Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Автор описывает разные точки зрения на проблему, пытается аргументировать более правильную по его мнению позицию, предлагает варианты решения отдельных проблем. Но в целом необходимо использование также дополнительной отечественной литературы и анализ содержания подзаконных правовых актов, тем более литература присутствует в достаточном количестве. Можно отнести к замечаниям и отсутствие ссылок на проведенные авторами исследования, разделения субъектов профилактики правонарушений и лиц, участвующих в ней (тем более, что речь в статье идет и о социальной адаптации, реабилитации и др.).
Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы являются логичными, но не конкретными, а общими, они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья в данном виде не может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней позиций автора применительно к заявленным в статье вопросам, но не подкрепленным ссылками на предыдущие исследования. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи рекомендую «отправить статью на доработку».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.