Статья 'Противодействие коррупции и незаконному обогащению как ее экономическому проявлению' - журнал 'Вопросы безопасности' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Противодействие коррупции и незаконному обогащению как ее экономическому проявлению

Золотарев Евгений Владимирович

ORCID: 0000-0002-5604-2774

кандидат экономических наук

ведущий научный сотрудник, Институт экономической политики и проблем экономической безопасности, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Финансовый университет)

125167, Россия, г. Москва, ул. Ленинградский пр-Кт, 49/2, оф. с пометкой – Институт экономической политики и проблем экономической безопасности

Zolotarev Evgenii Vladimirovich

PhD in Economics

Leading Scientific Associate, Institute of Economic Policy and Economic Security Problems, Financial University under the Government of the Russian Federation (Financial University)

49/2 Leningradsky Ave., Moscow, 125167, Russia, office marked - Institute of Economic Policy and Economic Security Problems

eugene.zolotarev@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Сергеев Илья Витальевич

юрист, АНО "Центр перспективного анализа и правовых исследований"

109469, Россия, г. Москва, ул. Братиславская, 23, оф. 1 оф. 2

Sergeev Il'ya Vital'evich

Lawyer, Center for Prospective Analysis and Legal Research

109469, Russia, Moscow, Bratislava str., 23, of. 1 of. 2

ilyavitalievich17@gmail.com
Лапенкова Наталья Владимировна

ORCID: 0000-0003-1644-4338

Младший научный сотрудник, Институт экономической политики и проблем экономической безопасности, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Финансовый университет)

125167, Россия, г. Москва, Ленинградский пр-кт, 49/2, оф. с пометкой – Институт экономической политики и проблем экономической безопасности

Lapenkova Natalya Vladimirovna

Junior Scientific Associate, Financial University under the Government of the Russian Federation (Financial University)

125167, Russia, Moscow, Leningradsky Ave., 49/2, office with a note – Institute of Economic Policy and Economic Security Problems

ms.nvla@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Крупнов Юрий Александрович

ORCID: 0000-0002-9524-3747

доктор экономических наук

ведущий научный сотрудник, Институт экономической политики и проблем экономической безопасности, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Финансовый университет)

125167, Россия, г. Москва, ул. Ленинградский пр-Кт, 49/2, оф. с пометкой – Институт экономической политики и проблем экономической безопасности

Krupnov Yurii Aleksandrovich

Doctor of Economics

Leading Research Fellow, Institute for Economic Policy and Economic Security Problems, Financial University under the Government of the Russian Federation (Financial University)

125167, Russia, Moscow, 49/2 Leningradsky Ave., office with a note – Institute of Economic Policy and Economic Security Problems

yukrupnov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7543.2022.4.38714

EDN:

XDZDSC

Дата направления статьи в редакцию:

05-09-2022


Дата публикации:

30-12-2022


Аннотация: На сегодняшний день, коррупция в соответствии со Стратегией экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года рассматривается в качестве одной из ключевых внутренних угроз экономической безопасности страны. Однако практика показывает, что она не только разрушает механизм государственного управления изнутри, но и все чаще используется Западом для оказания давления и склонения к противоправному сотрудничеству отдельных российских должностных лиц, имеющих незаконные активы за рубежом. В этой связи создание и развитие эффективных механизмов противодействия незаконному обогащению должностных лиц будет способствовать подрыву экономических основ коррупции. В работе использованы диалектический и сравнительно-правовой методы, системный подход, табличная интерпретация эмпирико-фактологической информации. В статье исследован генезис правового института ответственности за незаконное обогащение, зарубежный опыт его нормативного закрепления. Проанализированы попытки криминализации незаконного обогащения в России. Рассмотрены позиции отечественных ученых относительно целесообразности его криминализации на современном этапе развития правовой системы России. Предложен авторский подход по закреплению в уголовном законе России ответственности за незаконное обогащение должностных лиц. Авторы приходят к выводу о том, что характерной чертой и конечной целью всех коррупционных правонарушений является ориентированность на получение выгоды (незаконное обогащение). Незаконное обогащение должностных лиц является серьезной угрозой экономической безопасности Российской Федерации. В связи с этим в уголовном законе России необходимо предусмотреть ответственность за приобретение должностным лицом в собственность или в пользование активов, стоимость которых значительно превышает законные доходы этого лица и его супруги (супруга), а также за приобретение таких активов в интересах третьих лиц.


Ключевые слова:

экономическая безопасность государства, проблемы экономической безопасности, угрозы экономической безопасности, российская экономика, национальная безопасность, коррупция, незаконное обогащение, противодействие коррупции, контроль за расходами, уголовная ответственность

Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета

Abstract: Today, corruption, in accordance with the Economic Security Strategy of the Russian Federation for the period up to 2030, is considered as one of the key internal threats to the economic security of the country. However, practice shows that it not only destroys the mechanism of state administration from within, but is increasingly being used by the West to exert pressure and induce certain Russian officials who have illegal assets abroad to engage in illegal cooperation. In this regard, the creation and development of effective mechanisms to counter illegal enrichment of officials will help to undermine the economic foundations of corruption. The work uses dialectical and comparative legal methods, a systematic approach, tabular interpretation of empirical and factual information. The article explores the genesis of the legal institution of responsibility for illicit enrichment, foreign experience of its regulatory consolidation. Analyzed attempts to criminalize illicit enrichment in Russia. The positions of domestic scientists regarding the expediency of its criminalization at the present stage of development of the Russian legal system are considered. The authors' approach is proposed to fix in the criminal law of Russia responsibility for illegal enrichment of officials. The authors come to the conclusion that a characteristic feature and the ultimate goal of all corruption offenses is the focus on obtaining benefits (illicit enrichment). Illegal enrichment of officials is a serious threat to the economic security of the Russian Federation. In this regard, the criminal law of Russia should provide for liability for the acquisition by an official of the ownership or use of assets, the value of which significantly exceeds the legal income of this person and his wife (spouse), as well as for the acquisition of such assets in the interests of third parties.


Keywords:

economic security of the state, problems of economic security, threats to economic security, russian economy, national security, corruption, illegal enrichment, anti-corruption, cost control, criminal liability

В условиях глобальных экономических вызовов и угроз отдельными западными государствами в отношении Российской Федерации на протяжении последних лет ведется полномасштабная гибридная война, направленная на подрыв отечественной экономики и сокращение государственного суверенитета. Достижение стратегического эффекта в такой войне, как справедливо отмечает В.В. Бараненков, осуществляется экономическими инструментами силы, направленными на деструктивное воздействие на отечественную экономическую среду [1]. К таким инструментам относятся: использование отдельными странами в качестве инструмента глобальной конкуренции своих преимуществ в уровне развития экономики высоких технологий, воздействие на международные торгово-экономические отношения через создаваемые без участия России межгосударственные экономические объединения, препятствование последовательному экономическому развитию России через инструмент санкций.

Важное значение приобретает деятельность по обеспечению экономической безопасности государства, которая в соответствии со Стратегией экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года (далее – Стратегия) предполагает реализацию органами власти и местного самоуправления во взаимодействии с институтами гражданского общества комплекса правовых, политических, организационных, социально-экономических, информационных и иных мер, направленных на противодействие вызовам и угрозам экономической безопасности и защиту национальных интересов Российской Федерации в экономической сфере.

Особенно сильное влияние на безопасность страны оказывает коррупция, которая в соответствии со Стратегией является ключевой экономической угрозой.

В нормативном понимании термин «коррупция» обозначает «злоупотребление служебным положением, дачу взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица» [2]. Несмотря на то, что нормативно закрепленное определение термина коррупция значительно уже нежели его общефилософское значение, оно позволяет определить конечную цель всех коррупционных правонарушений. Так, все перечисленные в законе коррупционные правонарушения объединяет их ориентированность на получение выгоды [3].

Коррупция в значительной степени парализует функционирование политических и общественных иститутов, тормозит проведение реформ и преобразование национальной экономики, что крайне негативно влияет на весь механизм государственного управления [4].

Указанная преступная деятельность все больше носит трансграничный характер, что может использоваться Западом для оказания давления и склонения к противоположному сотрудничеству отдельных российских должностных лиц, имеющих незаконные активы за рубежом [5].

Кроме того, это явление может использоваться как инструмент информационной войны, в том числе путем распространения соответствующих сведений об отечественных политических лидерах с целью формирования негативного мнения как внутри страны с дальнейшей оргвнизацией протестного движения, так и на международной арене для побуждения ведущих государств к минимизации торгово-экономических связей с Россией [6, 7].

Механизмы противодействия коррупции.

Международный опыт борьбы с коррупцией довольно разнообразен: от уголовного преследования лиц, уличенных в коррупции, и снятия их с занимаемых должностей, приговора к штрафу и тюремному заключению в цивилизованных странах демократичной Европы и Запада до смертной казни в КНР [8, 9]. На востоке в Сингапуре можно встретить такие положения закона, которые регламентируют, как и в Европе обязанность должностных лиц предоставлять отчеты о своих расходахю В КНР же все государственные служащие ежегодно обязаны предоставлять декларацию о доходах и расходах, как о себе, так и о своих близких родственниках [10].

Антикоррупционный закон Сингапура уполномочивает суд предписывать получателям взяток уплатить штраф в размере взятки, помимо полученного наказания в виде штрафа и / или лишения свободы. Это подчеркнуло принцип, согласно которому обвиняемый не должен извлекать выгоду из какой-либо коррупционной деятельности [11].

В 70-е годы Правительством Сингапура была осуществлена программа по противодействию коррупции в Министерстве финансовю Данная программа включала в себя [9]:

  • постоянную ротацию государственных служащих с целью предотвращения возникновения коррупционных связей;
  • осуществление внеплановых проверок;
  • комплекс мер по по усовершенствованию механизма взаимодействия между гражданами и организациями, преследуя цель исключить лишнюю бюрократизацию;
  • пересмотр раз в 3-5 лет мер противодействия коррупции с целью их актуализации.

Учитывая мировую практику и в целях обеспечения экономической безопасности России авторами предложены следующие механизмы противодействия коррупции.

1. Экономические

  • Сокращение наличного оборота между хозяйствующими субъектами существенно повысит прозрачность сделок.
  • Оптимизация налоговой нагрузки на бизнес и граждан выведет из тени налогоплательщиков.
  • Внедрение цифрового рябля и государственного блокчейна позволит контролировать движение каждой денежной единицы с момента ее эмиссии и обеспечит прозрачность расчетов.
  • Повышение заработной платы государственных служащих с одновременным сокращением их численности в системе государственной власти снизит мотивацию получения взяток и превышения должностных полномочий.

2. Правовые

  • Усиление надзора за деятельностью государственного аппарата, в том числе посредством общественного контроля.
  • Усиление уголовной ответственности за коррупционные правонарушенияЮ в то числе распространение 30 главы Уголовного кодекса Российской Федерации на служащих Банка России и работников государственных внебюджетных фондов.
  • Введение уголовной ответственности за незаконное обогащение, в качестве которого представляется целесообразным предполагать получение в отчетном году дохода от неизвестных источников, превышающего совокупный размер расходов государственного служащего за три предшествующих года.

3. Административные

  • Упрощение административных процедур и снижение бюрократии позволит сократить коррупционные мотивы обеих сторон преступления.
  • Оптимизация системы государственного управления путем упрощения ее иерархичности снизит количество коррупционно уязвимых элементов системы.
  • Скорейший перевод всего комплекса государственных и муниципальных услуг в онлайн формат с минимизацией личных контактов между получателем услуги и государственным должностным лицом.
  • Разработка новой системы оплаты труда государственным служащим,предполагающей премирование за конкретные результаты деятельности в интересах государства.
  • Периодическая ротация госудаственных служащих в целях недопущения формирования устойчивых коррупционных связей.
  • Декларирование активов государственных должностных лиц в электронном виде [12].

4. Социальные

  • Проведение работы в области повышения имиджа государственного служащего [13].
  • Формирование негативного восприятия коррупции в массовом сознании населения [14].

Представляется, что предложенные нами антикоррупционные механизмы направлены на создание таких экономико-правовых условий ведения хозяйственной деятельности на территории страны, которые создадут чрезмерно высокие риски для субъектов коррупционных преступлений и приведут к фактической неотвратимости наказания.

Для более явной интерпретации гипотезы рассмотрим предложение о внедрении в денежный оборот цифрового рубля и государственного блокчейна.

Так, по данным Банка России (https://trends/industry/60e4014c9a7947816217cac1), государственная криптовалюта позволит любому лицу отследить перемещение по счетам пользователей. Короме того, предполагается, что такие инновационные денежные единицы будут размещены на смарт-контрактах, в которых будет прописано их целевое назначение и невозможность использования для иных нужд. В результате при совершении какого-либо коррупционного преступления движение денежных средств и конечный бенефициар будет абсолютно прозрачен для правоохранительных органов, что вероятнее всего существенно снизит количество таких незаконных деяний. При этом не исключается, что коррупционные платежи перейдут в наличную форму или на так называемый "серый" рынок.

Незаконное обогащение.

Однако, как бы не совершенствовались преступные схемы и меры противодействия внедряемым государственным механизмах отслеживания, ключевым признаком совершенного коррупционного преступления остается приобретенный актив, стоимость которого кратно превышает законные доходы государственного служащего. Назовем это понятие незаконным обогащением.

Указанная проблема стала активно обсуждаться в контексте уголовно-правовых мер противодействия коррупции еще в 2003 году в связи с принятием 31 октября Конвенции ООН против коррупции (далее - документ).

Так, в статье 20 предлагалось рассматривать незаконное обогащение в рамках уголовных правоотношений: «при условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться с тем, чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать» [16].

В 2006 году Российская Федерация ратифицировала Конвенцию с заявлением о том, что ее юрисдикция не распространяется на содержащуюся в статье 20 рекомендацию [17]. В основу риторики противников введения в уголовный закон России незаконного обогащения лег тот фак, что большинство стран-участниц Конвенции также не предусмотрели в национальном законодательстве ответственность за данное деяние.

В 2012 году был принят Федеральный закон «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» [18], который установил механизм контроля со стороны государства за имущественным положением отдельных лиц в целях противодействия коррупции, а также возможность обращения в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы. Об эффективности этого механизма говорит мировая практика [19, 20]. С.С. Фешина, В.И. Прасолов предлагают экономико-правовой механизм выявления и индентификации незаконно приобретенного имущества [21].

Однако по-прежнему остался актуальным вопрос криминализации незаконного обогащения. Например, в поддержку данного механизма высказывался председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин. В интервью «Российской газете» он отметил жесткость данной нормы и указал на необходимость установления точки отсчета, начиная с которой, применение этой нормы должно стать неукоснительным [22].

И.В. Ильин, В.С. Изосимов предлагают установить уголовную ответственность за «значительное увеличение активов должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать» [23]. Некоторые исследователи понимают смысл незаконного обогащения значительно шире, включая в него не только преступления, но и другие виды противоправного поведения [24, 25]. Так, П.С. Яни отмечал, что «указание на незаконность (а не на преступность) означает, что имущество может быть приобретено не только, скажем в результате незаконной предпринимательской деятельности, уклонения от уплаты налогов либо хищения, но и иным незаконным путем, например, в результате неосновательного обогащения» [26].

С момента ратификации Конвенции предпринимались попытки внесения изменений в законодательство Российской Федерации в части криминализации незаконного обогащения. Так в 2017 году в Государственную Думу был внесен проект федерального закона № 757818-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части введения понятия незаконного обогащения и иных мер, направленных на противодействие коррупции». Авторы законодательной инициативы предложили дополнить Уголовный кодекс России новым составом, который заключался в значительном превышении стоимости активов должностного лица над размером его законных доходов. Наказание при этом было поставлено в зависимость от объема незаконного обогащения и уровня должности, замещаемой лицом – от штрафа в размере пятикратной суммы обогащения до лишения свободы сроком на 7 лет [27]. Правительство Российской Федерации документ не поддержало, отметив в отзыве, что применяемый в нем подход противоречит части 1 статьи 14 Уголовного кодекса России, согласно которой «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания» [28]. Кроме того, сделан акцент на том, что незаконное обогащение не может быть основанием уголовной ответственности, поскольку является результатом преступных действий (бездействия), ответственность за которые уже предусмотрена статьями Особенной части Уголовного кодекса России (например, статьями 204 «Коммерческий подкуп», 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» и др.).

Помимо замечания, указанного в отзыве Правительства, стоит обратить внимание на то, что авторы проектируемой нормы предлагают установить ответственность за значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером его законных доходов. На практике же не исключены случаи, когда дорогостоящее имущество приобретается на совместные доходы должностного лица и его супруги (супруга). В этой связи рациональным видится подход, в соответствии с которым при установлении факта незаконного обогащения будет учитываться совокупный доход данных лиц.

До настоящего времени попытки установления уголовной ответственности за незаконное обогащение в России оказались безуспешны.

Вместе с тем за рубежом данный механизм активно применяется. Об увеличении положительного эффекта от борьбы с коррупцией, благодаря имплементации нормы Конвенции ООН о незаконном обогащении говорит международная практика [29]. Уголовная ответственность за незаконное обогащение предусмотрена законодательством более 50 государств мира, среди которых: Аргентина, Бельгия, Индия, Китай, Литва, Франция, а также такие страны пост-советского пространства, как Кыргызская Республика и Молдова. Полагаем, что анализируя международный опыт борьбы с незаконным обогащением уголовно-правовыми средствами, целесообразно будет рассмотреть опыт ближайших соседей России и числа стран постсоветского пространства - Кыргызской Республики и Молдовы, - так как наши правовые системы имеют много общего вследствие многолетнего развития в рамках одного государства.

Так, например, в соответствии со статьей 323 Уголовного кодекса Кыргызской Республики установлена ответственность за незаконное обогащение, которое включает в себя «приобретение должностным лицом в собственность (пользование) имущества, стоимость которого превышает его официальные доходы, подтвержденные законными источниками за два полных года, или передача такого имущества близким родственникам» [31]. То есть в Кыргызстане законодатель допускает возможность привлечения к ответственности, в том числе, за незаконно нажитое имущество, оформленное на родственников, а также иных лиц, но находящееся в пользовании у должностного лица. В условиях осведомленности коррупционеров о существующих профилактических механизмах и постоянном стремлении сокрыть незаконное имущество, подобный подход представляется крайне эффективным.

Принципиально иной подход содержится в Уголовном кодексе Республики Молдова. Если в законодательстве Кыргызстана криминализовано именно действие по приобретению имущества, то в Молдове – сам факт владения незаконным имуществом. В соответствии со статьей 330.2 Уголовного кодекса под незаконным обогащением понимается владение должностным лицом или публичным лицом лично, либо через третьих лиц, имуществом, стоимость которого существенно превышает полученные им средства, и в отношении которого установлено на основании доказательств, что оно не могло быть получено законным путем [32]. Так органам, осуществляющим расследование, необходимо доказать факт владения имуществом лично или через третьих лиц. При этом за совершение указанного преступления предусмотрена достаточно жесткая мера ответственности – лишение свободы на срок от 3 до 7 лет.

Ответственность за незаконное обогащение в Кыргызской Республике и Молдове приведена в таблице 1.

Таблица 1 - Ответственность за незаконное обогащение в Кыргызской Республике и Молдове

Государство

Статья Уголовного кодекса

Состав преступления,

квалифицирующие признаки

Санкция

Кыргызская Республика

Статья 323

Приобретение должностным лицом в собственность (пользование) имущества, стоимость которого превышает его официальные доходы, подтвержденные законными источниками за два полных года, или передача такого имущества близким родственникам.

Наказывается штрафом VI категории (для несовершеннолетних – от 1200 до 1400 расчетных показателей, для других физических лиц – от 2600 до 3000 расчетных показателей) или лишением свободы II категории (для несовершеннолетних – от 1 года 6 месяцев до 2 лет 6 месяцев, для других физических лиц – от 2 лет 6 месяцев до 5 лет) с лишением права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет со штрафом II категории (для несовершеннолетних – от 400 до 600 расчетных показателей, для других физических лиц – от 1000 до 1400 расчетных показателей)

Те же деяния:

- совершенные должностным лицом, занимающим ответственное положение;

- если стоимость имущества превышает официальные доходы должностного лица, подтвержденные законными источниками за пять полных лет

Наказывается лишением свободы III категории (для несовершеннолетних – от 2 лет 6 месяцев до 4 лет, для других физических лиц – от 5 лет до 7 лет 6 месяцев) с лишением права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет со штрафом III категории (для несовершеннолетних – от 600 до 800 расчетных показателей, для других физических лиц – от 1400 до 1800 расчетных показателей).

Республика Молдова

Статья 330.2

Владение должностным или публичным лицом, лично либо через третьих лиц, имуществом, стоимость которого существенно превышает полученные им средства и в отношении, которого установлено на основании доказательств, что оно не могло быть получено законным путем.

Наказывается штрафом в размере от 6000 до 8000 условных единиц или лишением свободы на срок от 3 до 7 лет с лишением в обоих случаях права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 10 до 15 лет.

То же действие, совершенное лицом, исполняющим ответственную государственную должность

Наказывается штрафом в размере от 8000 до 10000 условных единиц или лишением свободы на срок от 7 до 15 лет с лишением в обоих случаях права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 10 до 15 лет.

Источник: составлено авторами

Анализируя отечественный и зарубежный опыт, можно сделать вывод, что по мнению законодателя сам факт превышения активов должностного лица над его доходами с высокой долей вероятности свидетельствует о коррупционном поведении (получение взятки, злоупотребление полномочиями и др.). Существующая система ограничений и запретов, установленных для должностных лиц в целях противодействия коррупции в совокупности с механизмом декларирования сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера не позволит государственным служащим нажить значительные активы, законность которых будет вызывать сомнения. То есть значительное превышение активов должностного лица над его доходами, являющееся преступным результатом, выступает индикатором конкретного коррупционного поведения.

С учетом изложенного, в том числе зарубежного опыта представляется целесообразным внести в Уголовный кодекс Россиийской Федерации следующую норму.

«Статья 291.3. Незаконное обогащение

1. Незаконное обогащение, то есть приобретение должностным лицом в собственность или в пользование активов, стоимость которых значительно превышает законные доходы этого лица и его супруги (супруга), равно как приобретение таких активов в интересах третьих лиц, -

наказывается … (преступление небольшой тяжести)

2. Те же деяния, совершенные лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, -

наказываются … (преступление средней тяжести)

3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенные в крупном размере, -

наказываются … (преступление средней тяжести)

4. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенные в особо крупном размере, -

наказываются … (тяжкое преступление)

Примечания.

Под активами в настоящей статье понимаются земельные участки, другие объекты недвижимости, транспортные средства, ценные бумаги, акции (доли участия, паи в уставных (складочных) капиталах организаций), цифровые утилитарные права, цифровые финансовые активы, денежные средства, находящиеся на счетах в банках и иных кредитных организациях, драгоценности, предметы роскоши и антиквариата, а также иные обязательства финансового характера.

Под должностными лицами в настоящей статье понимаются лица, обязанные в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции представлять сведения о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруг (супругов) и несовершеннолетних детей.

Под законными доходами в настоящей статье понимаются доходы, которые представлены должностным лицом представителю нанимателя в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции, или в случае если проведенной подразделением кадровой службы по профилактике коррупционных и иных правонарушений проверкой, установлена недостоверность и (или) неполнота представленных сведений – законность которых установлена на основании иных доказательств, в том числе, представленных должностным лицом.

Значительным в настоящей статье признается превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица и его супруги (супруга) на сумму более миллиона рублей. Незаконным обогащением в крупном размере признается превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица и его супруги (супруга) на сумму более пяти миллионов рублей. Незаконным обогащением в особо крупном размере признается превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица и его супруги (супруга) на сумму более десяти миллионов рублей.».

Правовое закрепление уголовной ответственности за незаконное обогащение обладает рядом преимуществ, в числе которых:

  1. возложение обязанностей на уполномоченные госудпарственные органы реагировать на факты значительного несоответствия расходов должностных лиц их официальным доходам;
  2. сдерживание деструктивных процессов криминализации общественных отношений;
  3. постепенный вывод криминальных активов из теневого сектора экономики и рост инвестиционной привлекательности государства [30].

Таким образом, для эффективного противодействия коррупционным преступлениям необходимо принятие комплекса мер, предусматривающих инновационные решения по контролю за денежным оборотом и оказанию государственных услуг, снижение мотивации совершения незаконный деяний посредством оптимизации фонда заработной платы государтсвенного аппарата, повышение имиджа государственного служащего, формирование негативного восприятия коррупции в общественном сознании, а также усиление уголовной отвественности. Введение специального идентификатора - превышение активов должностных лиц над их законными доходами будет сигнализировать о признаках коррупционного поведения и необходимости проведения служебной проверки. Это приобретает особую актуальность в условиях латентности коррупционных правонарушений, а также ограниченности сил и средств органов следствия и дознания.

Библиография
[1. Бараненков В.В. О некоторых актуальных проблемах правового обеспечения обороны страны и безопасности государства в новых условиях // Военно-правовое обозрение. 2021. № 1. С. 81 – 89. ]
[2. Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции». Собрание законодательства Российской Федерации, 29 декабря 2008 г., № 52 (ч. 1), ст. 6228. ]
[3. Козельская Н.Л. Понятие и сущность коррупции // Законность и правопорядок в современном обществе. 2011. № 3. С. 357-361. ]
[4. Akimova L.М., Litvinova I.F., Ilchenko H.O., Pomaza-Ponomarenko A.L., Yemets O.I. The negative impact of corruption on the economic security of states // International Journal of Management. 2020. Т. 11. №С. 1058-1071. EDN: EJBBXM DOI: 10.34218/IJM.11.5.2020.097 ]
[5. Aloev U., Rozimova Q. Anti-corruption agency and anti-corruption examination of normative legal acts: comparative analysis // European Journal of Molecular and Clinical Medicine. 2020. Т. 7. № 2. С. 6364-6368. EDN: QJTPEY ]
[6. Chiarvesio F. Exploring anti-corruption knowledge on Russia: an analysis of how the context matters // Journal of Contemporary Central and Eastern Europe. 2021. Т. 29. № 2-3. С. 209-224. EDN: XHWFTV DOI: 10.1080/25739638.2021.2007606 ]
[7. Tsepelev V.F., Borisov A.V., Vlasov A.V., Drozdova E.A. Corruption and legal limits of anti-corruption enforcement // International Journal of Economics and Business Administration. 2019. Т. 7. № S1. С. 204-208. EDN: PFRXTI ]
[8. Almaganbetov P., Kenzhibekova E., Khvedelidze T., Buranbayeva S., Sailibayeva Z. Foreign experience of formation of anti-corruption strategies // International Journal of Environmental and Science Education. 2016. Т. 11. № 15. С. 8507-8516. EDN: PSTRSX ]
[9. Юхачев С.П. Экономический инструментарий борьбы с коррупцией // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2009. № 2 (26). С. 86-89. EDN: KZTYXD ]
[10. Штумф Б. А. Опыт зарубежных стран по декларированию доходов и расходов государственных служащих // Молодой ученый. 2021. № 51 (393). С. 281-284. EDN: ZJPPDW ]
[11. Брагина М.С. Противодействие коррупции в Сингапуре // Аллея науки. 2021. Т.2. №12. С. 571-575. EDN: OYVLGN ]
[12. Нуркей А.А., Кошербаева А.Б., Куандыков Н.К. Декларирование активов в электронном виде как способ предотвращения коррупции // Экономика: стратегия и практика. 2021. Т. 16. № 4. С. 208-217. EDN: TFXRTL DOI: 10.51176/1997-9967-2021-4-208-217 ]
[13. Ayubayeva S.S., Kussainova L.I., Ibrayeva А.S., Baimakhanova D.M., Saginaev M.Y. Improvement of the anti-corruption legislation in the field of state servant image formation // Journal of Actual Problems of Jurisprudence. 2021. Т. 100. № 4. С. 19-25. EDN: MVOFLP DOI: 10.26577/JAPJ.2021.v100.i4.03 ]
[14. Eliseev S.M., Kovtun E.A., Savin S.D. Corruption and anti-corruption policy perception in Russians’ mass consciousness // The Journal of Sociology and Social Anthropology. 2020. Т. 23. № 5. С. 178-194. EDN: VGRKUT DOI: 10.31119/jssa.2020.23.5.7 ]
[15. Lobazova O.F. Mentality as a factor of innovation and anti-corruption behavior in the social management system // International Journal of Innovative Technology and Exploring Engineering. 2019. Т. 8. № 12. С. 4667-4672. EDN: BSPCDL DOI: 10.35940/ijitee.L3867.1081219 ]
[16. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (принята в г. Нью-Йорке 31 октября 2003 г. Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН). Собрание законодательства Российской Федерации, 30 марта 1998 г. № 13, ст. 1475. ]
[17. Федеральный закон от 08 марта 2006 г. № 40-ФЗ «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции». Собрание законодательства Российской Федерации, 20 марта 2006 г. № 12, ст. 1231. ]
[18. Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам». Собрание законодательства Российской Федерации, 10 декабря 2012 г., № 50, ст. 6953. ]
[19. Николаев Д.А., Фешина С.С. Зарубежный опыт законодательного регулирования в сфере обращения в доход государства имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы // Экономика: вчера, сегодня, завтра. 2020. Т. 10. № 8-1. С. 170-180. EDN: GKHFPB DOI: 10.34670/AR.2020.65.43.017 ]
[20. Беляева Ю.Л. Правовые основы конфискации доходов, полученных в результате коррупционных преступлений в Европейском Союзе // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2020. № 10. С. 102-105. EDN: ZUDXLP DOI: 10.23672/y2500-1919-4861-r ]
[21. Фешина С.С., Прасолов В.И. Экономико-правовой механизм выявления и идентификации имущества как незаконно приобретенного // Экономика: вчера, сегодня, завтра. 2020. Т. 10. № 8-1. С. 284-296. EDN: QHSJDH DOI: 10.34670/AR.2020.15.11.030 ]
[22. С чиновников снимут порчу. Валерий Зорькин: В Уголовный кодекс впишут новый термин – «незаконное обогащение» // Российская газета [Электронный ресурс] https://rg.ru/2004/03/02/zorkin.html ]
[23. Ильин И.В., Изосимов В.С. Вопросы отражения статьи 20 Конвенции ООН против коррупции, предусматривающей ответственность за незаконное обогащение должностного лица в уголовном законодательстве Российской Федерации // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2016. № 5. – С. 95 – 96. ]
[24. Запольский С.В. Незаконное обогащение лиц, находящихся на государственной службе,-правовая оценка // Правовая политика и правовая жизнь. 2022. № 2. С. 170-186. EDN: GWCVER DOI: 10.24412/1608-8794-2022-2-170-186 ]
[25. Лачин А.А., Лачина Е.А., Кашин М.С. К вопросу об установлении уголовной ответственности за незаконное обогащение // Ученые записки. 2019. № 4 (32). С. 68-71. EDN: SZHKCV ]
[26. Яни П.С. Уголовная ответственность за легализацию имущества, приобретенного незаконным путем // Право и экономика. 1998. № 1. – С. 112 – 115. ]
[27. Проект федерального закона № 757818-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части введения понятия незаконного обогащения и иных мер, направленных на противодействие коррупции» // Система обеспечения законодательной деятельности [Электронный ресурс] https://sozd.duma.gov.ru/bill/757818-7 ]
[28. Официальный отзыв Правительства Российской Федерации на проект федерального закона № 757818-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части введения понятия незаконного обогащения и иных мер, направленных на противодействие коррупции» от 17 мая 2018 г. № 3594п-П4 // Система обеспечения законодательной деятельности [Электронный ресурс] https://sozd.duma.gov.ru/bill/757818-7 ]
[29. Shamsutdinov B.S. Criminal responsibility for corruption in the legislation of foreign countries // Научно-практические исследования. 2020. № 6-1 (29). С. 80-85. EDN: SOLSXH ]
[30. Недиков В.Б. Проблемные вопросы установления уголовной ответственности за незаконное обогащение: российский и иностранный опыт // Вопросы российской юстиции. 2021. № 14. С. 483-500. EDN: VAJOUF ]
[31. Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 г. № 19 [Электронный ресурс] https://online.zakon.kz/m/document?doc_id=34350840 ]
[32. Уголовный кодекс Республики Молдова от 18 апреля 2002 г. № 985-XV [Электронный ресурс] https://online.zakon.kz/m/document?doc_id=34350840 ]
References
[1. Baranenkov, V.V. (2021). On some topical issues of legal support of the country's defense and state security in the new conditions. Military Legal Review, 1. P. 81-89. ]
[2. Federal Law of December 25, 2008 No. 273-FZ “On Combating Corruption”. Collection of Legislation of the Russian Federation, December 29, 2008, No.52 (part 1), art. 6228. ]
[3. Kozelskaya, N.L. (2011). The concept and essence of corruption. Law and order in modern society, 3, 357-361. ]
[4. Akimova, L.М., Litvinova, I.F., Ilchenko, H.O., Pomaza-Ponomarenko, A.L., Yemets, O.I. (2020). The negative impact of corruption on the economic security of states. International Journal of Management, Т. 11, № 5, 1058-1071. EDN: EJBBXM DOI: 10.34218/IJM.11.5.2020.097 ]
[5. Aloev, U., Rozimova, Q. (2020). Anti-corruption agency and anti-corruption examination of normative legal acts: comparative analysis. European Journal of Molecular and Clinical Medicine, Т. 7, №2, 6364-6368. EDN: QJTPEY ]
[6. Chiarvesio, F. (2021). Exploring anti-corruption knowledge on Russia: an analysis of how the context matters. Journal of Contemporary Central and Eastern Europe, Т. 29, №2-3, 209-224. EDN: XHWFTV DOI: 10.1080/25739638.2021.2007606 ]
[7. Tsepelev, V.F., Borisov, A.V., Vlasov, A.V., Drozdova, E.A. (2019). Corruption and legal limits of anti-corruption enforcement. International Journal of Economics and Business Administration, Т.7, № S1, 204-208. EDN: PFRXTI ]
[8. Almaganbetov, P., Kenzhibekova, E., Khvedelidze, T., Buranbayeva, S., Sailibayeva, Z. (2016). Foreign experience of formation of anti-corruption strategies. International Journal of Environmental and Science Education, Т.11, № 15, 8507-8516. EDN: PSTRSX ]
[9. Yukhachev, S.P. (2009). Economic tools for fighting corruption. Bulletin of the Saratov State Socio-Economic University, № 2 (26), 86-89. EDN: KZTYXD ]
[10. Shtumf, B.A. (2021). Experience of foreign countries in declaring income and expenses of civil servants. Young scientist, №51 (393), 281-284. EDN: ZJPPDW ]
[11. Bragina, M.S. (2021). Anti-Corruption in Singapore. Science Alley, Т.2. №12, 571-575. EDN: OYVLGN ]
[12. Nurkei, A.A., Kosherbaeva, A.B., Kuandykov, N.K. (2021). Declaration of assets in electronic form as a way to prevent corruption. Economics: strategy and practice, Т.16, № 4, 208-217. EDN: TFXRTL DOI: 10.51176/1997-9967-2021-4-208-217 ]
[13. Ayubayeva, S.S., Kussainova, L.I., Ibrayeva, А.S., Baimakhanova, D.M., Saginaev, M.Y. (2021). Improvement of the anti-corruption legislation in the field of state servant image formation. Journal of Actual Problems of Jurisprudence, Т.100, № 4, 19-25. EDN: MVOFLP DOI: 10.26577/JAPJ.2021.v100.i4.03 ]
[14. Eliseev, S.M., Kovtun, E.A., Savin, S.D. (2020). Corruption and anti-corruption policy perception in Russians’ mass consciousness. The Journal of Sociology and Social Anthropology, Т. 23, №5, 178-194. EDN: VGRKUT DOI: 10.31119/jssa.2020.23.5.7 ]
[15. Lobazova, O.F. (2019). Mentality as a factor of innovation and anti-corruption behavior in the social management system. International Journal of Innovative Technology and Exploring Engineering, Т.8, №12, 4667-4672. EDN: BSPCDL DOI: 10.35940/ijitee.L3867.1081219 ]
[16. United Nations Convention against Corruption (adopted in New York on October 31, 2003 by Resolution 58/4 at the 51st plenary meeting of the 58th session of the UN General Assembly). Collection of Legislation of the Russian Federation, March 30, 1998 No. 13, Art. 1475. ]
[17. Federal Law of March 08, 2006 No. 40-FZ “On Ratification of the United Nations Convention against Corruption”. Collection of Legislation of the Russian Federation, March 20, 2006, No. 12, Art. 1231. ]
[18. Federal Law No. 230-FZ of December 3, 2012 “On Controlling the Compliance of Expenditures of Persons Holding State Positions and Other Persons with Their Income.” Collection of Legislation of the Russian Federation, December 10, 2012, No. 50, art. 6953. ]
[19. Nikolaev, D.A., Feshina, S.S. (2020). Foreign experience of legislative regulation in the field of turning property into state revenue, in respect of which there is no information confirming its acquisition with legitimate income. Economics: yesterday, today, tomorrow, Т.10, № 8-1, 170-180. EDN: GKHFPB DOI: 10.34670/AR.2020.65.43.017 ]
[20. Belyaeva, Yu.L. (2020). Legal basis for the confiscation of proceeds from corruption crimes in the European Union. Humanitarian, socio-economic and social sciences, 10, 102-105. EDN: ZUDXLP DOI: 10.23672/y2500-1919-4861-r ]
[21. Feshina, S.S., Prasolov, V.I. (2020). Economic and legal mechanism for identifying and identifying property as illegally acquired. Economics: yesterday, today, tomorrow, Т.10, №8-1, 284-296. EDN: QHSJDH DOI: 10.34670/AR.2020.15.11.030 ]
[22. Corruption will be removed from officials. Valery Zorkin: A new term will be added to the Criminal Code-"illicit enrichment" // Rossiyskaya Gazeta [Electronic resource] https://rg.ru/2004/03/02/zorkin.html ]
[23. Ilyin, I.V., Izosimov, V.S. (2016). Issues of reflecting Article 20 of the UN Convention against Corruption, which provides for liability for illicit enrichment of an official in the criminal legislation of the Russian Federation. Humanitarian, socio-economic and social sciences, 5, 95 – 96. ]
[24. Zapolsky, S.V. (2022). Illicit enrichment of persons in public service-legal assessment. Legal policy and legal life, 2, 170-186. EDN: GWCVER DOI: 10.24412/1608-8794-2022-2-170-186 ]
[25. Lachin, A.A., Lachina, E.A., Kashin, M.S. (2019). On the issue of establishing criminal liability for illicit enrichment. Uchenye zapiski, 4 (32), 68-71. EDN: SZHKCV ]
[26. Yani, P.S. (1998). Criminal liability for the legalization of property acquired illegally. Law and Economics, 1, 112-115. ]
[27. Draft federal law No. 757818-7 “On Amendments to the Criminal Code of the Russian Federation and the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation in terms of introducing the concept of illicit enrichment and other measures aimed at combating corruption” // System for ensuring legislative activity [Electronic resource] https://sozd.duma.gov.ru/bill/757818-7 ]
[28. Official response of the Government of the Russian Federation to the draft federal law No. 757818-7 "On Amendments to the Criminal Code of the Russian Federation and the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation in terms of introducing the concept of illicit enrichment and other measures aimed at combating corruption" dated May 17, 2018 No. 3594p-P4 // Legislative activity support system [Electronic resource] https://sozd.duma.gov.ru/bill/757818-7 ]
[29. Shamsutdinov, B.S. (2020). Criminal responsibility for corruption in the legislation of foreign countries. Scientific and practical research, 6-1 (29), 80-85. EDN: SOLSXH ]
[30. Nedikov, V.B. (2021). Problematic Issues of Establishing Criminal Liability for Illegal Enrichment: Russian and Foreign Experience. Issues of Russian Justice, 14, 483-500. EDN: VAJOUF ]
[31. Criminal Code of the Kyrgyz Republic dated February 2, 2017 No. 19 [Electronic resource] https://online.zakon.kz/m/document?doc_id=34350840 ]
[32. Criminal Code of the Republic of Moldova No. 985-XV of April 18, 2002 [Electronic resource] https://online.zakon.kz/m/document?doc_id=34350840 ]

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования. Статья, исходя из заголовка, посвящена противодействию незаконному обогащению как мере подрыва экономических основ коррупции. К сожалению, в тексте статьи каких-либо конкретных мероприятий по противодействию незаконному обогащению не представлено. Более того, отсутствует и оценка экономических основ коррупции. В связи с этим содержание статьи абсолютно не соответствует заявленной теме.

Методология исследования. В целом, исследование базируется на компиляции и пересказе общеизвестных фактов, данных, сведений, в том числе норм права без какой-либо их обоснованной оценки, предполагающей формулирование аргументированных проблем и предложений, способствующих их решению.

Актуальность. Выбранная тема исследования является актуальной и с научной, и с практической точек зрения, т.к. от решения данных проблем зависит обеспечение социально-экономического развития государства. Более того, особую актуальность это принимает в контексте обеспечения достижения национальных целей развития Российской Федерации до 2030 года в условиях ограниченности финансовых ресурсов. Поэтому при проведении подобных исследований, полученные результаты будут востребованы широким кругом лиц.

Научная новизна. Рецензируемый материал не содержит каких-либо элементов научной новизны. При этом, может служит основой для написания качественной научной статьи, содержащей глубокую научную новизну и практическую значимость ввиду наличия определенных зон, недостаточно рассмотренных в настоящее время в существующей научной литературе.

Стиль, структура, содержание. Стиль изложения, в целом, научный: каких-либо просторечных высказываний или оборотов разговорного стиля не выявлено. Но при этом, он излагается очень сбито с потерей общей логики повествования. Более того, анализ содержания позволяет заключить о том, что в нём практически отсутствуют авторские обоснованные выводы как в части существующих проблем, так и в части рекомендаций по их решению. Например, автор говорит, что «уголовная ответственность за незаконное обогащение станет логичным дополнением существующего в России механизма контроля за расходами должностных лиц». Во-первых, уголовная ответственность не является механизмом контроля. Во-вторых, каких-либо пояснений по этому относительно содержания данной уголовной ответственности не представлено.
Автором представлены данные о зарубежном опыте нормативно-правового регулирования незаконного обогащения. Однако что делать с данной информацией читателю? Рекомендуется дополнить её конкретным анализом, в том числе с точки зрения оценки возможности использования при модернизации российской практики нормативно-правового регулирования незаконного обогащения.

Библиография. Автором представлен широкий перечень источников, однако в них отсутствую иностранная периодическая литература, а также не содержатся публикации 2021-2022 года, несмотря на активное обсуждение вопросов противодействия коррупции в научном и практическом сообществах. Рекомендуется дополнительно изучить данную литературу. Это позволит серьезно повысить качество данного материала.

Апелляция к оппонентам. Несмотря на наличие ссылок по тексту к отдельным источникам, какой-либо научной дискуссии не выявлено. Во многом, это связано с тем, что не поднимаются конкретные проблемные точки в представленном материале. При доработке статьи и формулировании обоснованных проблем и рекомендаций по их решению, автору обязательно следует обсудить полученные результаты с итогами исследований, полученных другими учёными, публикации которых будут приведены в библиографическом списке.

Выводы, интерес читательской аудитории. С учётом вышеизложенного, данный материал не может быть рекомендован к опубликованию. Автору необходимо серьёзно его доработать, дополнить, обеспечить соответствие содержание сформулированному заголовку, чётко в тексте статьи аргументированно обозначить существующие проблемные зоны обеспечения противодействия коррупции и сформулировать рекомендации по их решению. Статья, подготовленная по теме, сформулированной в заголовке, будет представлять интерес для широкой читательской аудитории, однако она должна быть качественно и глубоко проработана по всем канонам научных исследований.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в рецензируемом материале выступают меры противодействия коррупции и незаконному обогащению как ее экономическому проявлению.
Методология исследования базируется на изучении законодательных и нормативных актов, обобщении литературы по теме исследования и международного опыт борьбы с коррупцией, в частности в Сингапуре, Киргизии и Молдове.
Актуальность работы автор статьи справедливо связывает с тем, что коррупция в соответствии со Стратегией экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года является ключевой экономической угрозой и оказывает сильное влияние на безопасность страны.
Научная новизна рецензируемого исследования, по мнению рецензента заключается в предложениях автора по принятию комплекса мер, предусматривающих инновационные решения по контролю за денежным оборотом и оказанию государственных услуг, введение специального идентификатора – превышения активов должностных лиц над их законными доходами, снижение мотивации совершения незаконный деяний посредством оптимизации фонда заработной платы государственного аппарата, укрепление имиджа государственного служащего, формирование негативного восприятия коррупции в общественном сознании и усилении уголовной ответственности.
В статье структурно выделены следующие разделы: Введение, Механизмы противодействия коррупции, Незаконное обогащение, Библиография.
Автор излагает экономические, административные, правовые, социальные механизмы противодействия коррупции, используемые в различных странах мира, рассматривает предложение о внедрении в денежный оборот цифрового рубля и государственного блокчейна в контексте антикоррупционных механизмов, направленных на создание экономико-правовых условий ведения хозяйственной деятельности, которые создадут чрезмерно высокие риски для субъектов коррупционных преступлений и приведут к фактической неотвратимости наказания. Значительная часть материала посвящена проблеме незаконного обогащения, вопросам криминализации незаконного обогащения, отмечается что до настоящего времени попытки установления уголовной ответственности за незаконное обогащение в России были безуспешными и считает, что значительное превышение активов должностного лица над его доходами, являющееся преступным результатом, выступает индикатором конкретного коррупционного поведения.
Библиографический список включает 32 источника – публикации зарубежных и отечественных ученых по теме статьи, нормативные и правовые материалы, а также их проекты. В тексте имеются адресные ссылки на литературные источники, подтверждающие наличие апелляции к оппонентам.
Следует высказать замечание по оформлению статьи – она не содержит выводов или заключения, без чего изложение результатов исследования выглядит незавершенным. Кроме этого отсутствуют четкие формулировки цели, задач исследования, его новизны и практической значимости.
Рецензируемый материал соответствует направлению журнала «Вопросы безопасности», подготовлен на актуальную тему, может вызвать интерес у читателей, а поэтому рекомендуется к опубликованию после некоторой доработки в соответствии с высказанными замечаниями.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.